А. Лихолёт

Joel Shapiro (b. 1941 in New York City, US). Untitled. 2000–2001


Код волны

(фрагмент)

‹...›
Так какая же разница?

Очевидно теперь, что разница между Знанием и Наукой состоит:
в способности первого выстраивать фрагменты мира, исходя из общих представлений о его природе;
и в неспособности второй выстроить мировую картину путём “склеивания” её избирательно, из отдельных, пусть даже тщательно обработанных, осколков.

Их колоссальное различие и в том, что:
центром Знания является сам человек, глубокое проникновение в содержание его сущности с целью совершенствования человеческой природы;
объекты внимания Науки — лишь предметы внешнего мира, которые осваиваются с целью создания в нём новых вещей.

В процессе такого “созидания” человек вынужден “терять” себя в себе, отрываться всё дальше от собственной природы и всё больше подчиняться навязанным ему условиям регламентированного существования.

Элементы Знания естественно взаимоувязаны в целостные формы, называемые у нас “мифами” потому, что их символика не вполне привычна западному сознанию, но которые, независимо от отношения к ним, тяготеют к единой гармонии в среде обитания.

И напротив, научные отрасли, несмотря на кажущуюся широту охвата явлений мира, лишь самодостаточны, всё более утрачивают связи между собой, а применяемость их в среде обитания и даже в быту, по ряду искусственно созданных причин, крайне избирательна. Подчиняясь таким условиям, общество, выстроенное технологически, всё более становится корпоративным по интересам, задачам и целям, исполнение которых неизбежно усиливает хаотические явления в нём самом. Мораль, этика, культура общества падает, и процесс техноэволюции в целом становится аморальным, деградирующим.

Таким образом, Знание стремится к синтезу;
Наука — к разъединению.

Истории неизвестны примеры прочных и долговременных объединений людей на аморальной основе. Однако во второй половине, и особенно — к концу, XX столетия наметилась устойчивая тенденция “возврата к истокам”. В точные научные представления всё чаще внедряются элементы опыта древних цивилизаций Индии и Тибета, Китая и Египта.

Это представляется обнадёживающим процессом в духовном очищении усталой от “занятий игрушками” западной части человечества с одновременным возрождением “нетехнологического” Востока, в полной мере испытавшего всю “нечеловеческую” мощь европейской машинной экспансии.

Но малое облачко всё же омрачает чистые горизонты этой надежды: не слишком ли поздно браться за ум? Ведь даже самый беглый взгляд на истинное состояние дел земных ставит под сомнение любые перспективы достойного продолжения рода человеческого на этой планете, в условиях этой цивилизации.

Впрочем, не станем забегать вперёд и будем волноваться по мере поступления неприятностей.

Опыт одного яйца

Итак, в конце столетия наметился поворот внимания некоторой активной части учёного корпуса к людям, к личности, сущности и душе, что может означать начало отхода Науки от прежних методов познания мира при сохранении её впечатляющих материальных достижений.

Не так давно американские танатологи (направление в биологии, изучающее посмертные состояния) провели один простенький опыт.

На птицеферме была взята свежая кладка куриных яиц. Их принесли в лабораторию, поместили в специальном, защищённом от всяческих мыслимых влияний, боксе и через чувствительные датчики соединили с приборами-самописцами. А несколько яиц из этой кладки отнесли в помещение, находящееся в другом здании, где их одно за другим сварили, по очереди, и съели.

Когда в кипящую воду опустили первое яйцо, его “близнецы-братцы”, находящиеся в специальном отдалённом боксе, одновременно дали такой “всплеск”, что самописцы попросту зашкалило. Сварив первое яйцо, в кипяток опустили второе. На том конце “всплеска” почти не оказалось.

А третий эксперимент вообще никак не повлиял на состояние яиц с датчиками.

В чём же тут дело? А дело в том, что при гибели первого яйца, поступившая об этом информация оказала максимальное влияние на представителей того же биологического вида. Одновременно с этим “заполнилась” соответствующая “информационная ячейка” памяти яиц. При повторном вбрасывании яйца в кипяток информация в “ячейке” лишь дополнительно закрепилась, несмотря на то, что информационный импульс был таким же по качеству и силе. А смерть третьего яйца уже не имела никакого информационного значения — к ней привыкли!

Имеет смысл рассмотреть опыт поэтапно, с точки зрения термодинамики.

До эксперимента каждое яйцо (а яйцо — это просто очень большая клетка, устроенная так же, как любая клетка моего, к примеру, организма) представляло собой относительно равновесную замкнутую (но не изолированную) систему. В яйцах происходили какие-то биологические процессы, которым природой для нормальной яичной эволюции и было положено происходить: росла масса вещества, протекали его обмены, потреблялась необходимая в таких случаях энергия, за счёт которой “идёт” работа по росту массы и обмену веществ.

При этом происходило общее понижение энтропии — величины, характеризующей состояние любой системы в зависимости от изменения её энергии.

В материальных (в частности, — в живых) системах энтропия выступает как мера соответствия количества массы и количества энергии, “присущей” этой массе. О таких соответствиях, или о нарушениях состояния системы, энтропия “сигнализирует” своими отклонениями (повышением или понижением) всему, что способно воспринимать сигналы данной системы.

Вот эти-то сигналы энтропии системы и называются информационными, а система, выдающая их — информационной.

Как видно, до опыта выдаваемая и принимаемая яйцами информация “свидетельствовала” о вполне комфортном их состоянии.

При контакте с кипятком система яйца оставалась замкнутой, но её относительное равновесие было нарушено передачей порции “неожиданной” энергии. Иными словами, в яйце произошёл убивший его энергетический скачок. При этом его энтропия сразу резко подскочила до предельного уровня, и процессы в системе прекратились, о чём яйцо выдало последний информационный вопль, мгновенно услышанный остальными яйцами за тридевять земель.

А что при этом произошло с его “братцами”? Приняв (ведь в данном случае они — приёмники информации) прощальный привет сородича, выступивший в роли неординарной команды, яйца, без получения дополнительной энергии, также испытали резкое повышение энтропии, но... безо всяких энергетических воздействий, под влиянием одной лишь информации.

Это повышение оказалось не предельным, ибо сработал эволюционировавший миллиарды лет механизм биологической защиты системы, упредивший своей информационной командой катастрофическую информацию “вопля”. А поскольку не было энергетических поступлений в системы яиц-приёмников, защита оказалась сильнее агрессии. Яйца остались живы, но “учли” возможность и такого события, как смерть. Поэтому их испытавшая этот опыт информационная матрица на всю оставшуюся жизнь и самого яйца, и того, что из него потом вылупится, закрепила в соответствующей ячейке сигнал о событии “Смерть”, став постоянным носителем этого сообщения при гибели родственной ему системы.

Возникает вопрос о пределах “действия” информационного сигнала “Смерть”. Скорее всего, его действие существует при жизни лишь одного комплекса: яйцо-курица. Почему-то следующему поколению яиц эта информация от курицы-носителя не передаётся, иначе — с чего бы яйцам так реагировать с самого начала.

Но очень возможно, что информационная матрица клетки постоянно готова к приёму такого сигнала (то есть, такая готовность как бы блуждает в клетках организма до тех пор пока не вымрет вся эта ветвь куриного рода). Иначе — как и где она его разместит? А произошедшее в данном случае размещение выглядит предельно плотным; ведь, закрепившись на втором сигнале, третья информация уже не была принята.

То же самое происходит, по-видимому, с любыми живыми организмами, и остаётся только посочувствовать нам, поедающим столь “информированные” яйца.

К слову, древние прекрасно знали об этих процессах, тщательно их систематизировали, и поэтому ввели в обиход потребления пищи понятие о “большем-меньшем” информационных потоках типа “Смерть”, пропагандируя пищу растительного происхождения с низким информационным содержанием “смерти”, чем, естественно, снижали энтропию организма, повышали долголетие и т.д. Ведь растения относятся к низшим уровням живого царства, а от земли приобретают не просто высокого качества, но в совершенстве “очищенные” матушкой-природой свойства веществ, необходимых организму человека как существа высшего уровня того же царства. Так что к их рекомендациям стоит прислушиваться, хотя бы иногда.

Ещё одно немаловажное обстоятельство: если одно безмозглое яйцо оказывается способным передавать информацию (пусть даже лишь такую, экстремально-вынужденную), а другие, ему подобные, — улавливать, закреплять и сохранять её, то, следовательно, в составе яйца имеется какое-то “устройство” её считывания и переработки. По крайней мере, — в принципе. Означает ли это, что яйцо может обладать сознанием? Очевидно, да. Но на каком уровне? — Всё на том же — информационном. Тогда, что такое информация? Как с ней соотносятся человек, общество, Земля, Вселенная, наконец? — Прямых ответов на это не существует. Но можно поискать косвенные.

Энергия и энтропия

Как постепенно выясняется, цивилизация данного временного цикла стала технологической объективно, по причинам, “продиктованным” этим циклом. И технологической она смогла стать, только перестроив все жизнедающие системы среды обитания — от способов производства вещей до сознания. Причём, не по отдельности: вначале — это, а потом — то.

Производство и сознание выступили единым ансамблем, то есть, изменялся способ производства и соответственно преображалось сознание общества или индивида. И наоборот, сознательно задавались изменения — и способом решения задачи изменений становилось производство.

Совершить такую перестройку можно было только путём “добывания” всё большего количества технической энергии.

Поэтому и техноцивилизация делится в своём развитии на этапы, по способам добывания её энергетических компонентов. В начале это были дрова и другое органическое топливо, потом древесный уголь и каменный уголь, быстро вытеснивший древесный. Потом и тот, и другой практически одновременно были потеснены сразу несколькими способами добывания энергии: вода, нефть и газ, термоядерные процессы.

Всё это, преобразовываясь в топках и котлах, турбинах, двигателях и реакторах, давало, в основном, энергию двух взаимозаменяемых видов в одном: электромеханическую. (Альтернативу типа: приливного, солнечного, ветрового и, особенно, холодного термоядерного — видов, мы брать пока в расчёт не будем, хотя попутно стоит заметить, что, если наша цивилизация и соберётся когда-нибудь “взяться за ум”, то лишь потому, что эти виды энергии до сих пор пассивно-альтернативны). Это, так сказать, энергия внешнего свойства.

В результате всё большего объёма её освоения, мы подошли к критическому пределу энергии внешнего свойства — взрыву, что и происходит постоянно у нас на глазах, ибо наши, энергетически напичканные “игрушки” то и дело взрываются.

Однако смысл понятия “энергетический взрыв” включает не только, и даже не столько, это. Здесь: управляемые и неуправляемые микро- и макровзрывы вещества в двигателях внутреннего сгорания и в реактивных камерах ракет; взрывы при проходке горных выработок и взрывы при накачке дальнодействующих лазеров; потенциальные взрывы, где-то “упакованные” в складированных бомбах и снарядах, и реальные взрывы разного рода террористических актов: от государственных войн до мелких бандитских “разборок” — грязная и позорная работа цивилизации ХХ века; вовсе не “случайные” взрывы на АЭС и взгляд на Вселенную как на “дочь” Большого Взрыва.

А главное здесь: деградирующее, ре-эволюционное сознание человечества, примирившегося с состоянием взрыва. — Сколько лет обитатели Земли ложатся спать и просыпаются с чувством нависшей над ними термоядерной катастрофы?..

Но любая вещь нашей среды обитания (в том числе, и мы сами) обладает собственными, естественно положенными ей природой, видами и ресурсами внутренней энергии, сумма которой должна быть адекватной сумме энергии внешней. Это не означает, что последняя сумма больше первой; напротив, сумма внешней, т.е. проявленной или выделенной, энергии — лишь незначительная часть общего внутреннего энергетического потенциала окружающего вещества (вспомним: E=mc2 — полное высвобождение энергии из вещества данной массы возможно при условиях придания веществу скорости, равной световой). Но на “бытовом” уровне обе суммы должны быть динамически равновесны, или, как говорят, находиться в состоянии подвижного гомеостаза.

Так оно и было ещё в недавнем прошлом, до дня сегодняшнего. Нынче, со стремительным ростом скоростей, это соответствие тоже приблизилось к критическому, причём разрыв между проявленной внутренней и внешней энергиями сокращается лавинообразно. При этом, 99% уже добытой энергии уходит на добывание новой, т.е. как бы минуя стороной наши собственные надобности.

Значит, решение задачи выживания человека на Земле лежит в области скорейшего перехода к использованию более “компактных” видов энергии, способы добывания которых не были бы столь громоздки и “технологичны”. Тот же гипотетический (или нет?! И потому — нет, что обладателям имеющегося энергетического комплекса-монстра это не нужно, по принципу „после нас — хоть потоп...”) и безопасный способ холодной термоядерной реакции в бесшумной упаковке величиной с современный холодильник, — разве не заменил бы он по мощности какие-нибудь ГЭС, ТЭЦ или АЭС?

Но как совершить этот скачок от количества к компактному синтезу? И возможен ли он при нынешнем состоянии сознания?

И вот, в конце прошлого века окончательно выясняется, что для перехода к альтернативе мало количественного накопления разного рода агрегатов производства энергии, в итоге которого состоялось бы преобразование количества в качество. Нужно, оказывается, ещё что-то, по силе равное такому же процессу, каковым был предыдущий, технологический. Плюс изменённое сознание.

Для этого, в свою очередь, необходимо было уяснить, что вещь проявляет себя не только энергетически, что, может быть, охотникам от науки имеет смысл поискать в глубине вещи следы других “неведомых зверей”?

Так была найдена энтропия.

Отыскавший её австрийский физик Людвиг Больцман вынужден был взять великий грех на душу — добровольно уйти из жизни под аккомпанемент насмешек и оскорблений учёных коллег, до зубов вооружённых “бритвой Оккама” и забывших, что где-то глубоко внутри несчастного Людвига есть обыкновенное и очень ранимое сердце. — Увы, по-прежнему, “камни с неба не падают потому, что их там нет и быть не может”.

Теперь надгробье могилы Больцмана украшено формулой его открытия:

S = klogW.

Здесь: W — все возможные состояния элементов системы; k — величина, названная “постоянной Больцмана”; S — величина его гения — энтропия.

Больцман нашёл, что вещь является носителем суммы состояний, и если определить статистический вес каждого из них, можно узнать состояние вещи. Это и есть энтропия.

Она содержится в веществе и проявляется при изменении его энергии (теплоты). Следовательно, в каждый момент времени величина энтропии изменяется, и состояние можно просчитать по разности изменения его энтропии. В самопроизвольных процессах, то есть, процессах неуправляемых, тяготеющих к беспорядку, к хаосу, всегда происходит повышение энтропии. Это означает, что энергия в системе может производить всё меньше полезной работы по поддержанию “жизни” самой системы. Это такое же противоречие, какое мы имеем сейчас с добыванием и тратой энергии, т.е. — антагонизм между биосферой и технологией.

Примером этому может служить спор о “тепловой смерти Вселенной”. Недавно она считалась стационарной, то есть, изолированной, системой. Это означало, что её энтропия должна была повышаться до тех пор, пока температура “вселенной-системы” не станет равной абсолютному нулю. Тогда все процессы становятся равновесными, и в такой Вселенной делать больше нечего.

При понижении энтропии возможность производства полезной работы адекватно повышается, и у системы увеличивается число свободных возможностей. Причём, для всех её частей.

Возникает вопрос: может ли изменяться энтропия без изменения энергии системы?

Если вопрос относится к вещи — представителю так называемой “косной” материи — нет, не может. Во всяком случае, серьёзных экспериментов, по причине очевидной “косности” множества вещей, пока не проводилось. А стоило бы...

Если же предмет — живое вещество, — да! Энтропия в нём может изменяться под воздействием информации, и мы уже имели возможность убедиться в этом на примере с яйцами.

Когда поняли, что суть природы вещей обозначена не только наличием массы и вариациями её энергии, которую считали “царицей мира”, но энтропией и каким-то образом связанной с нею информацией — неуловимыми “посредниками-тенями” между энергией, массой и пространством (а такое понимание пришло совсем недавно), стали подозревать ещё и другое: может быть, эти самые посредники являются не “царскими тенями”, а истинными монархами державы Вселенная, вечно искомыми архимедовой точкой опоры и рычагом, при помощи которых переворачивается мир?

И на этот вопрос также возникла принципиальная возможность ответить утвердительно. Тогда, как же должно выглядеть реальное взаимоотношение между “косной” материей и живой?

И вот тут-то верным присяге солдатам “материализма” предлагается приготовить пальцы для высвистывания: либо живая материя — всё вещество;
либо косной материи не существует;
и всё вещество есть живая материя.

При любых других условиях во Вселенной: ни нас с вами, ни их с ними, никого и ничего — нет, не было и не будет!

Заявочки!

„Ну, что за парадоксы! — сказал некий Аналитик. — PS явно не справляется с управлением и выруливает не туда. Ведь его “либо-либо” — суть одно и то же, масло масляное. Он хотел, по-видимому, выразиться так, что вещество — или всё: живое, или всё: косное? Но и то, и другое — абсурд: есть мёртвый булыжник и есть живая собака.

И тогда это — изобретение квадратного колеса в области основного вопроса: что — первично и что — вторично, дух или материя?.. Во Вселенной присутствует и то, и другое, а проблема “первичности” давно разрешена: материя, ибо, по-прежнему, „бытие определяет сознание”. Стоит ли заниматься пустяками и морочить людям головы?..”

Что такое смерть?

Когда PS был совсем ещё маленьким, ему показали Смерть. Она выглядела незнакомой желтолицей старушкой в чёрном деревянном ящике, который несли по улице на руках. За ящиком шли люди, тоже — в чёрном, а одна женщина, такая же, как мама PS, молодая и красивая, сильно плакала...

Потом Смерть часто снилась ему: на кладбище, голубовато освещённом луной, он сидит в земле, откинув холмик, как постельное одеяльце. Он — ребёнок лет четырёх, он чувствует на лице дыхание тёплого влажного ветерка, он зовёт маму, но она почему-то не приходит к нему. И предчувствие того, что она не придёт никогда, такая молодая и такая красивая, ужасало в те его годы даже самим словом ‘смерть’. Он искренне боялся понять вдруг, что это такое? И хотел понять...

Он спрашивал об этом маму, но она всегда отделывалась какой-нибудь шуткой.

Попозже, в школе уже, ему объяснили, что смерть — это когда человек был, и его — нет. И лишь “в сердцах людей остаётся вечная память...”

Он и этого не понимал.

Потом, ещё позже, учительница по обществоведению, механически, как заведенная, твердила классу, из урока в урок вдалбливая в юные головы, что “бытие определяет сознание”.

Но “что” определяет “что” — он тоже не понимал. Это выглядело не просто непонятным, но и нелепым, как будто тот, кто придумал эту фразу, сам не определился: то ли бытием определяется сознание, то ли сознанием определяется бытие. И определяются ли они друг дружкой вообще?..

Ну, хорошо, рассуждал PS, пусть “бытие определяет”. И пусть фундаментом бытия будет косная материя, а всё остальное, не “косное” — производное от живого. Тогда родившийся в бытие носитель сознания — пусть это будет человек Земли — получает сознание как данность.

Может ли человек воздействовать на бытие? В целом, нет. Возможно, лишь на какую-то часть его среды обитания. Да и то, — лишь свой короткий срок пребывания на Земле. В этом случае, человек вынужден приспособиться к условиям данного ему бытия, подчиниться, смириться с ними.

Подобно человеку, в той или иной степени, также ведёт себя всё остальное — смертное, производное от живого. Но производным от “чего” явилось живое и, в частности, человек как носитель высшего земного сознания? Получается, от косного, то есть, от неживого вещества? И здесь мы имеем парадокс номер первый.

Если этот парадокс тоже принять как данность, то должен существовать какой-то граничный раздел перехода от неживого к живому. Таковой имеется, (лишайники, какие-то полуорганические смолы, аминокислоты и тому подобное), но у людей понятие об этом может передаваться лишь из поколения в поколение. Процесс-то длительный, эволюционный.

А коль скоро он — эволюционный, то, следовательно, живое постоянно проявляется из косного. То есть, косное постепенно, но постоянно становится живым.

И это парадокс номер два.

А теперь парадокс номер три: кем, чем и как определена степень косности вещества? Да всё теми же, которые вооружены “бритвой Оккама”.

Ведь если, пусть при сколь угодно длительной эволюции (а эволюция на Земле — это, прежде всего, однонаправленный поток времени. И не вспять...), материя столь качественно изменяется, то вещество ни быть, ни называться косным не может.

Бытует фантастическое поверие в Науке о каких-то пептидных добавках в первичный белковый бульон, которые способствовали, якобы, организации биологической клетки. Пусть так. Но откуда взялись эти пептиды в бульоне? И как возник сам бульон?

И пока Наука ищет на это ответы, один противоречивее другого, не что иное, как Моисеево «Пятикнижие», толкует на таком же сказочном, но привычном уху, уровне, что „и произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду её, и дерево, приносящее плод, по роду его”. И ещё произвели: “косная” земля „душу живую по роду её, скотов и гадов, и зверей земных по роду их”, а “косная” вода произвела „пресмыкающихся, душу живую...”

И это — конец парадоксу номер три.

Нужно заметить, что во времена юности PS не то, что древняя индийская философия, но даже Библия, не были доступны для изучения. Точнее, их изучение позволялось в рамках “продукта”, пережёванного и выплюнутого учителями-аналитиками, из тех, кто был ничем, но стал всем. И виной этому — предыдущие им партийные аналитики и классные учителя, ни на миг не сомневающиеся в кем-то навязанном им и потом навязываемом ими, научном методе „единственно правильного на Земле учения — диалектического материализма”, оформленного как идеология „единственно правильного на Земле государства социализма”.

В силу временности существования человека, граничные разделы считающегося косным вещества и живого вещества никем, конечно же, чётко не обозначены. Но “границы” имеют тенденцию к постоянному снижению разделяющего “порога” в сторону сокращения косного.

И это — конец парадоксу номер два.

Наконец, кто, если он не окончательно сумасшедший, признает за истину, что из неживого вещества рождается живое?

И здесь — конец сразу всем парадоксам.

А теперь, продолжал рассуждать PS, представим, что бытие определяется сознанием. Вот когда всё становится на свои места. Правда, носитель сознания негативного качества способен разрушительно воздействовать на какую-то, окружающую его, часть живого вещества, приводя его в состояние косной материи.

Но это длится лишь мгновение. Потому, что в веществе, превращённом в косное, тут же начинаются процессы диссоциации его на элементы, которые, через определённое время своего участия во всеобщем круговороте природы, вступают во взаимодействие с аналогичными, родственными им, элементами и, воссоединившись с таковыми, полноправно участвуют в следующем эволюционном витке, став опять живым веществом нового качественного состава. Так, в частности, и при воздействии через технологии человеческого сознания на вещество бытия осуществляется воссоздание среды обитания человека из прежних материальных обломков этой среды (как в песне: города с небоскрёбами из железобетона, стали и стекла).

Если же дело касается высшего уровня сознания, такие изменения могут происходить в глобальных масштабах Метагалактики, цикл за циклом эволюционно “обновляя” её.

Но сознанием такой мощи ни человек в его физическом качестве, ни человечество в его качестве интеллектуальном, слава Богу, не обладают. Это те высшие пределы, к которым следует стремиться. Но, даже устремившись, достичь их доведётся не за тем, чтобы разрушать хоть что-нибудь ещё. И не сразу достичь, и не вдруг, и не всем, а лишь устремившимся. Кто-то их уже достиг и уже идёт по пути эволюции другого, неземного свойства...

Вот поэтому, дорогой мой Аналитик, стоит об этом говорить, если не по пустякам, конечно. И стоит не морочить, а разморочить, хотя бы одну, тебе подобными замороченную, голову. Пусть даже только свою собственную.

Новые, теперь уже — поляризационные...

Много позже PS узнал о следующем. В Харьковском институте радиоэлектроники открыты и зафиксированы приборами волны ещё неизвестного излучения, которое условно было названо поляризационным. Скорость распространения такой волны — порядка 1016 км/с, то есть, в 3 раза выше скорости распространения света в вакууме. Один из учёных, открывших это явление, Николай Колпаков заметил, что это не предел и что существование волн в миллиарды раз быстрее электромагнитных — закономерность. Нужно только отойти от догматов релятивистики.

В своё время Максвелл теоретически предсказал существование электромагнитных волн, и до конца его дней коллеги пошучивали (эти оказались мягче больцмановских, но также недоверчивы), что, мол, понятно: если бросить в воду камень, пойдёт волна. Но какие волны могут быть в абсолютном пространстве? Лишь спустя 20 лет Герц доказал их существование экспериментально.

Последовали открытия Маркони-Попова, но дальше этого физики долго не шли. Науке вполне хватало её молекулы, атома и электрона. Более тонких структур, в том числе, праматерии (эфир, ци, прана) она, по-прежнему, не признаёт. Открытие новых, или уже — поляризационных, волн случайностью не было. Подозрение о их существовании зрело давно, с тех пор, как нам стали доступны сведения о паранормальных процессах: телепатии, ясновидении, дальновидении и других феноменах. Объяснить или доказать что-либо Наука здесь не смогла, поскольку её методы познания пролегли далеко от этого. Поэтому она просто перестала “замечать” подобные свойства мира вообще. Однако некоторым, не побоявшимся корпоративного презрения коллег, было ясно, что природа таких явлений может иметь только энергоинформационный характер.

В то время институт работал на “оборонку”; в разгаре была “холодная война”; срочно требовалось создание опытного экземпляра рентгеновского лазера; тема хорошо финансировалась. Вот тогда-то экспериментально и подтвердили поляризационные. Даже сумели как-то сразу измерить силу и напряжённость удивительных этих волн.

Но что важно: учёные-поляризационники исходили из того, что каждое вещество самоизлучает. И оказалось, что нижний порог “поляризационных” излучений одинаков как у живого вещества, так и у вещества, считавшегося косным!

А это означает, что у каждого вида вещества и — шире — у каждого его элемента имеется свой и только свой канал “связи”, на одном конце которого “закреплён” информационный банк данных о суммарных во времени изменениях состояний вида, а на другом, разветвлённом по видам, — их “датчики”, через канал питающие “свой” банк информацией о себе.

К слову: а как представить себе информационный поток такой скорости и частоты о самоизменениях состояний — от вещества косного, не “лучащегося” жизнью? Получается, — уже представить невозможно.

К сожалению, это замечательное открытие в условиях продвинутой технологической цивилизации может оказаться лишь ложкой мёда, предложенной нам для “опробования” свойств от беспредельности мировых скоростей, в отличие свойств от предельной скоростной характеристики, обоснованной релятивистами.

Ещё в 70-е годы западные футурологи (фон Хорнер, Плятт), специализирующиеся на прогнозах, относящихся к временным периодам существования разного типа цивилизаций, показали неутешительное будущее нашей техносистемы. Прежде всего, они обращают внимание на её “взрывчатый” характер развития за последнее столетие — следствие инквизиторских методов подавления сознания.

В этот, сравнительно небольшой промежуток времени жизни человечества основные технологические параметры приобрели гипертрофированное увеличение, пределом которого выбрана всё та же скорость света, которая легла в основу принципа развития нашей технологической системы. При достижении пределов скорости света физически, считают авторы прогноза, начинают реализовываться катастрофы цивилизации. Всё правильно, ибо Е=mc2.

Представление о росте технологического потенциала даёт приведенная Пляттом таблица:


Параметры Увеличение за 100 лет Физические пределы
скорость общения 107 скорость света
скорость передвижения 102 орбитальная скорость
мощность энергоисточников 103 изменение климата
мощность оружия 106 истребление жизни
скорость анализа 106 скорость света

Из этого должно следовать, что некоторые физические параметры уже довольно близки к предельным и даже превосходят их.

Далее Плятт рассматривает ряд таких ситуаций, при которых цивилизация прекращает существование. Ожидаемые и возможные катастрофы, угрожающие человечеству таковы:
а) ядерная, или любая глобальная ядерного типа;
б) загрязнение среды и связанные с ней необратимые изменения в биосфере;
в) экономические катастрофы;
г) истощение естественных ресурсов.

По расчётным оценкам, эти катастрофы должны происходить не позднее 2030 года — дата, примечательная ещё и тем, что, наряду с названными, к ней вплотную примыкает ещё один критический процесс — демографический взрыв такого масштаба, который, по мнению демографов, уже не сможет быть урегулирован никакими усилиями. Перспективка, что и говорить, впечатляющая. В “негативе”: пять реальных предельных характеристик и пять глобальных факторов, из которых, будь хотя бы один реализован полностью, — уже катастрофа.

Следовательно, заключают футурологи, чтобы “выжить”, человечеству необходимо научиться анализировать кризисные ситуации и переходить на более высокий уровень оценки действий и регулирования взаимоотношений внутри цивилизации.

Однако, если даже сама возможность перечисленных выше кризисных ситуаций и сможет каким-то образом быть устранена путём регулирования, то в условиях высокотехнологического развития основные интересы такой цивилизации могут становиться лишь сугубо локальными, такими, например, как исчезновение у кого-то интереса к творческому началу или заимствование различными путями, в том числе, и агрессивными, результатов творчества кого-то у кого-то. Вот тогда, в начале 70-х, и прозвучала формула основной стратегии управления цивилизацией так, как это кажется необходимым (или выгодным?!) власть имущим: „Здесь и сейчас”, откуда тут же возникли “зоны национальных интересов”, “упреждающие влияния” и прочее, идущее со стороны сверхдержав.

“Чует” ли это “основной состав” нашей цивилизации — народонаселение планеты? Судя по поставленным его умами проблемам, должен бы... На деле же и скорее всего, — лишь подспудно, поскольку, так называемый, человеческий фактор цивилизации имеет тенденцию опускаться всё ниже. Туда, где естественная бесценность каждого конкретного человека, а вместе с этим, и бесценность человеческих сообществ, обретают характер приложения к иным, искусственным, стоимостным “бесценностям”, к тому же сконцентрированным в руках отдельных общественных групп. Это — власть денег, причём — любой ценой. А с ними — всё больше завязывающийся в тугой узел клубок “гордиевых” проблем, развязать который, при наличии такого положения дел, действительно вряд ли возможно. В этой ситуации остаётся одна надежда: ждать пришествия на Землю разумных представителей из иных миров, каких-нибудь инопланетян, которые, сострадая нашему несчастному человечеству и по доброй воле, помогли бы выживанию землян.

Такая точка зрения тоже существует и, согласно фон Хорнеру, называется “эффектом обратной связи цивилизаций”.

Что-то вроде: ты — мне, я — тебе...

Но, если, всё же, не предаваться заоблачным мечтам и посмотреть объективно, — то приходится жёстко констатировать, что в центре всех земных процессов, по-прежнему, стоит человек — их создатель и пожинатель их результатов, человек, который уже прослеживается, прослушивается, просматривается со всех сторон, даже из космоса, при помощи “услужливых” вещей, производимых гипертрофированно развитыми технологиями в угоду тем, кто их “заказал” и покупает.

И вот, новое — поляризационные волны...

Есть ли гарантия, что какая-нибудь из могущественных технократических групп не решит использовать это состояние вещества для новых, ещё более скоростных витков технологии?

Бочку дёгтя “подарил” вслед своему открытию сам доктор Колпаков, программа-максимум которого: научиться расшифровывать чужие мысли без ведома их “производителя”, что, как мы уже понимаем, при нынешнем технологическом уровне вполне реализуемо.

“Великое объединение”

К счастью, оказывается, что информация, или мысли их материальных носителей, в громадном большинстве им же и соответствует. То есть, такая информация порождает качественно “грубые”, способные к овеществлению лишь на материальном плане, мыслеформы, которые, следовательно, не имеют возможностей “проникновения” в миры “тонких” форм.

О том, что это так, прекрасно продемонстрировал Витольд Пак в своей книге «Инженер, математика и другие...», из которой имеет смысл полностью привести отрывок, носящий характер феноменологического, универсального порядка.

Снятие этого ограничения (обусловленного четырёхмерными пространственно-временными представлениями о мире) в настоящее время позволило сдвинуть проблему (“Великого объединения” сил общего обменного механизма фундаментальных мировых взаимодействий) с мёртвой точки: в настоящее время завершена теория электрослабого взаимодействия (управляющего бета-превращениями атомных ядер), близка к завершению теория электроядерного взаимодействия, большие успехи достигнуты и в “великом объединении”, откуда, в частности, следует, что ранее считавшийся стабильным протон может распадаться на нейтральный пион и позитрон, а время его жизни не бесконечность, а 1030 лет. Если проводимый в различных лабораториях мира “эксперимент века” подтвердит это, то “великое объединение” в физике можно считать состоявшимся. Интересно, что для его реализации потребовалось 11-мерное пространство!

Столь явные успехи на физическом поприще дали повод некоторым учёным считать, что физическая картина мира полностью сложилась. Но нечто подобное было уже в конце прошлого века, когда сияющие небеса физики омрачали всего две маленькие тучки (опыт Майкельсона-Морли и некоторые особенности открытого Столетовым фотоэффекта), вскоре вызвавшие грозовые шквалы в виде теории относительности и квантовой механики, перевернувших наше мировоззрение.

Какие же тучки мы видим на сегодняшнем небосклоне?

В прокрустово ложе физической концепции мира не укладывается само великое чудо Природы — Жизнь и, особенно, её высшее проявление — Мысль! Действительно, как можно даже с помощью “великого объединения” объяснить результаты такого опыта. Идёт сеанс гипноза, и его участнику, стоящему на весах, внушают, что он космонавт и его корабль выходит на орбиту. „Внимание: невесомость!” — говорит гипнолог и... весы показывают резкое уменьшение веса! Или такого: экстрасенс на большом расстоянии (вплоть до 1000 км) мысленно воздействует на приёмник инфракрасного излучения, вызывая в нём сигнал, соответствующий нагреву на 20–30°С.

Под влиянием мысленного воздействия изменяются скорости химической реакции и распада радиоактивного вещества, интенсивность лазерного луча и т.д., не говоря уже об объектах живой природы, чутко реагирующих на мысль. Всё это многократно повторено, зафиксировано в протоколах, снято на киноплёнку, но официальная наука предпочитает этого не замечать, так как объяснить не может по причине своей неполноты. Чего же не хватает в физической картине мира? Информации, поскольку природа триедина, а её неразрывные компоненты — материя, энергия и информация. Под последней (I) мы будем понимать меру организации данной системы, в противоположность энтропии (S) как меры её дезорганизации, т.е. информация — это энтропия с обратным знаком (негэнтропийный принцип информации):

dI = −dS. (1)

В формуле (1) фигурируют не конечные величины, а их дифференциалы в связи с тем, что энтропия определяется с точностью до произвольной постоянной, которая пропадает при дифференцировании.

Из (1) следует, что при изучении системы из последней изымается информация (dI<0), что приводит к увеличению её энтропии (dS>0). И наоборот, вливание информации в систему (dI>0) приводит к уменьшению её энтропии (dS< 0). Это можно прочувствовать, используя вслед за Больцманом вероятностный аспект энтропии:

S = klnW, (2)
где k — постоянная Больцмана, W — число возможных микросостояний системы.

Информация, воспринятая системой, образует между элементами последней устойчивые связи, уменьшая тем самым величину W, вследствие чего, согласно (2) S уменьшается.

Связь между величинами W, I, S можно представить так:

kdW/W = dS = −dI. (3)

Чтобы ответить на вопрос, как связаны между собой материя, энергия и информация, рассмотрим физически изолированную систему, состоящую из идеального газа, для которого справедливо уравнение Менделеева-Клапейрона:

pV = RT, (4)

где: p — давление, V — объём, Т — абсолютная температура, R — универсальная газовая постоянная. Если система не совершает механического движения как единое целое и не воспринимает воздействие внешних силовых полей, то для неё закон сохранения энергии Е имеет вид:

dE − TdS + pdV = 0. (5)

Из уравнения (5) при V = const имеем выражение для абсолютной температуры:

T–1 = (dS/dE)v , (6) определяющее именно Т–1, а не Т, поскольку первичной здесь является энергия, а вторичной энтропия (для математики это всё равно, а для физики — нет, поскольку в противном случае теряется причинно-следственная связь). Из (6) вследствие ограниченности скорости любого физического процесса (в том числе, и скорости изменения энтропии по энергии), имеем Т ≠ 0 — недостижимость абсолютного нуля температур (третье начало термодинамики), которую Нернст получил из других, гораздо более сложных посылок. Поскольку равенство (dS/dE)v = 0 возможно, то в принципе возможно и Т = (сингулярное состояние системы).

Аналогично, при S = const из (5) имеем:

p–1 = −(dV/dE)S, (7)
откуда точно также имеем p ≠ 0 — недостижимость нуля давления. Но (dV/dE)S = 0 возможно, откуда возможно p = ∞ — (сингулярное состояние системы). И наконец с помощью (4) и (5) при S = const и T = const находим:

V–1 = (dp/dE)S,T, (8)
откуда из условия ограниченности скорости изменения давления по энергии получаем недостижимость нулевого объёма системы (Vmin ≠ 0), что соответствует духу квантовой механики (по-видимому, диаметр Vmin не меньше “планковской длины”).

Уравнение (5) с учётом (4) можно представить так:



В момент времени t=0 выхода системы из состояния сингулярности (до этого момента само понятие времени для системы не имело смысла, так как система представляет собой абсолютно твёрдое тело, не подверженное никаким изменениям, с числом возможных состояний W=1 и S=0) V=Vmin и выполняется (6), вследствие чего выражение в скобках формулы (9) обращается в нуль. Но при t=0 должно начаться расширение системы (dV/dt>0). Чтобы это произошло, необходимо допустить (dE/dt)0 = ∞, что физически невозможно. Как же быть, ведь наша Вселенная всё-таки вышла из небытия около 20 млрд. лет (?!) назад! Нетрудно видеть, что, если принять Vmin= 0 (как это обычно делается во всех космологических моделях), то положение ещё более ухудшится, так как (dT/dt)0 становится бесконечностью ещё более высокого порядка.

Чтобы выйти из создавшегося положения, предположим, что наша система, изолированная физически, не является таковой в информационном плане. В этом случае, с учётом (1) можно написать:

dE − TdS + pdV = TdI. (10)

Если в системе процессы протекают так, что выполняется закон сохранения энергии (процессы идут естественным путём), то dI=0 (ничего нового для себя внешняя система не видит). Если же процессы идут за счёт изобретения с экономией энергии (разумно!), то dI>0, если расточительно (безумно!), то dI<0. Именно отклонение от стереотипа и привлекает внимание внешнего наблюдателя к системе, т.е. является для него информацией, позитивной или негативной. Внешняя система должна быть расположена так, чтобы ни при каких условиях её нельзя было присоединить к нашей системе. А это возможно лишь в случае, если она принадлежит пространству большего (чем у нашего мира) числа измерений (напомним, что “великое объединение” требует 11-мерного пространства).

Можно показать, что силы взаимодействия в таком пространстве настолько малы, что известные нам формы существования материи (галактики, звёзды, молекулы, элементарные частицы) в таких мирах существовать не могут, т.е. привычной нам материи путь в “горние миры” закрыт. Поэтому, когда фантасты пишут, что звёздный корабль перешёл в пространство большего числа измерений, читайте, что он погиб! Единственной объективной реальностью в таких мирах является информация, не имеющая не только массы покоя, но и движения, в связи с чем скорость её распространения не ограничена (недаром в детстве на вопрос, что движется быстрее всего, мы совершенно правильно отвечали — мысль!).

При наличии информации (9) принимает вид:



откуда при t=0 находим:


Из (12) следует, что в начале расширения при скорости 0<(dI/dt)0< ∞ мы получаем
(dV/dt)0> 0, благодаря чему система может выйти из состояния сингулярности, не нарушая принятых в нашем мире законов, только за счёт начального информационного воздействия извне.

Одним словом, „Вначале было СЛОВО”! Как видим, в первой фразе Библии зашифрован секрет рождения нашей Вселенной. В принципе, из каждого объёмчика при информационном воздействии может родиться новая вселенная. Это замечательно, что без такого воздействия самопроизвольно ничего родиться не может (поскольку в скобках формулы (9) при t=0 стоит нуль!). Представьте себе житьё во Вселенной, у которой любая точка в любой момент времени может взорваться! Слава Богу, мы от этого застрахованы.

В (10) возможен случай, когда – TdS + pdV = 0, т.е. рост энтропии компенсируется расширением системы. Для него имеем:

dE = TdI, (13)

откуда видно, что при исследовании системы, при котором из неё изымается информация, затраты энергии тем меньше, чем ниже её температура. Поэтому не случайно человек появился во Вселенной и начал её изучение, когда температура “реликтового излучения” упала ниже Т=3К. До этого процесс изучения нашей Вселенной был нерентабельным.

Используя установленную Эйнштейном связь между массой и энергией E=mc2, находим:

dm = TdI/c2, (14)
т.е. внешнее информационное воздействие может рождать в системе массу тем эффективнее, чем больше Т. Таким образом, Господь знал, что делал, выбирая модель “горячей вселенной”. (В. Пак, по-видимому, сторонник теории “Большого взрыва”. Впрочем, в данной работе это не имеет принципиального значения, В конце концов, появившаяся “виртуально” Вселенная, по законам сохранения, могла в тот же миг разогреться. — А.Л.).

Соединяя (13) и (14), получаем связь между материей, энергией и информацией:

dE = TdI = c2dm. (15)

Уравнение (10) выражает закон сохранения энергии и информации. Если выполняется закон сохранения энергии (5), то выполняется и закон сохранения информации (dI=0), с многочисленными формулировками которого мы давно уже знакомы:
• Всякое тайное да станет явным! — Библия;
• Душа бессмертна! — Библия;
• Что написано пером, не вырубишь топором! — народная мудрость;
• Рукописи не горят! — М.А. Булгаков и т.д.

Поступающая из нашей и других вселенных (а им нет числа, поскольку уже в пятимерный мир можно вложить несчётное множество четырёхмерных вселенных) информация образует последовательность “информационных банков”: Земли, (Ноосфера), Галактики, Вселенной,..., Абсолюта. Причём, “информационный банк” это действительно банк, где информация делает информацию, как в обычном банке деньги делают деньги. Но если денежные обороты не опираются на сферу производства, то “делание” денег приводит к инфляции. Так и производство информации должно опираться на материальные миры, без помощи которых произойдёт её инфляция, т.е. без нашей подпитки внешняя система может выродиться, а без неё мы не смогли бы возникнуть. Таким образом, “наш мир — это мастерская”, а мы — её работники, которые должны работать!

Заметим, что мы являемся не только передатчиками, но и приёмниками, находясь внутри банка информации (по крайней мере Ноосферы), которая пронизывает наше подсознание. Но чтобы информация появилась в сознании, необходимо дорасти до неё, настроиться в резонанс (для преодоления барьера). Если это произойдёт, тогда, подобно Кекуле, вы увидите формулу бензола, или, как Менделееву, вам приснится структура периодической системы элементов, или, как Е.И. Рерих, вы почувствуете непреодолимое желание создать Агни-Йогу, или, как Бессемер, не располагая профессиональными знаниями в области металлургии, вы запатентуете способ переделки жидкого чугуна в литую сталь с помощью продува сжатого воздуха во вращающемся конвертере!

Согласно закону сохранения информации, информационная сущность человека (душа) после смерти его физического тела, принадлежащего нашему четырёхмерью, выйдет (как бабочка из куколки) в пространство большего числа измерений и включится (без потери индивидуальности) в соответствующий накопленному при жизни потенциалу “информационный банк”. Поэтому нужно стремиться, чтобы этот потенциал был как можно выше. Это — с одной стороны. С другой — нужно прекратить безумное расточительство, свойственное обществу потребления, ибо оно рождает негативную информацию, наносящую урон всему мирозданию, и особенно — перестать врать, ибо информация увеличивает энтропию без совершения полезной работы!

Развитие философии всегда шло под знаком борьбы материализма и идеализма, которые, по существу, разделяет всего один вопрос (основной вопрос философии): что первично, материя или сознание? Но, как мы видели, это части одного целого, и такая постановка вопроса лишена смысла! Действительно, допустим, что правы материалисты, и в мире существует только материя со всеми формами её движения, несотворимыми и неуничтожимыми. Но тогда мышление, будучи формой движения материи, существовало всегда, т.е. говорить о том, что было раньше (первично), совершенно бессмысленно. Аналогично “играя за идеалистов”, приходим к тому же выводу.

Как уже говорилось, современная физика склонна допустить, что наш мир скорее всего имеет 11 измерений. Но это же утверждалось и в “ведах” (от санскритского — ведение, знание) — священных книгах древних индийцев, относящихся к XII веку до нашей эры. В них нашему миру отводится четырёхмерное пространство-время, что полностью совпадает с современной физической картиной мира. Затем идёт пятимерное пространство, в котором располагаются энергоинформационные тела живой материи, существование которых обнаруживается в опытах супругов Кирлиан, помещавших различные тела в высокочастотное электрическое поле. Оказывается, всё живое окружено светящимся в таком поле ореолом (аурой). Более того, если у свежесрезанного листа удалить его часть, то ореол сохраняет свою форму полностью (как голография), как сохраняется, например, боль ампутированной руки, что лишний раз подтверждает справедливость закона сохранения информации. Энерго-информационное поле обеспечивает поддержание жизни в нашем физическом теле, управляя обменом веществ.

Мир шести измерений носит название астрального, ему соответствует наше астральное (эмоциональное) тело. Мир семи измерений называется ментальным, ему соответствует наше ментальное (мыслительное) тело. Далее идут кармический, интуитивный миры и мир любви (нирвана) с соответствующими телами и, наконец, в 11-мерном пространстве расположен Абсолют.

Каждому пространству соответствует свой цвет: начиная от красного для нашего пространства-времени и кончая фиолетовым для пространства нирваны. Их смесь даёт белый цвет Абсолюта. Если любовь заменить ненавистью, то фиолетовый сменится коричневым, который в сочетании с остальными даёт чёрный цвет антиабсолюта. Каждому пространству также соответствует свой звук, начиная с ноты “до” (наше четырёхмерье) и кончая нотой “си” для нирваны. Абсолюту соответствует “до” верхней октавы. Не случайно цвет и звук оказывают на нас столь сильное воздействие, вводя в резонанс соответствующие наши тела, т.е. мы являем собой цветомузыкальный орган для исполнения музыки Вселенной.

О степени развитости различных тел можно судить по цвету ауры. По воспоминаниям Е.И. Рерих, её супруг Николай Константинович имел ярко синюю ауру, что говорит о том, что наиболее развитым у него было интуитивное тело, что наиболее характерно для художников и композиторов. Для людей науки и техники характерно преимущественное развитие ментального тела, для стимуляции которого наиболее полезен зелёный цвет и т.д.

Восточная медицина давно обнаружила в нашем физическом теле особые точки (чакры), связанные с нашими телами, расположенными в “горних мирах”. Связь между ними — чисто информационная, осуществляемая с бесконечной скоростью (недаром руку мы отдёргиваем раньше, чем почувствуем ожог). Интересно, что церковная традиция поминовения усопших связана с наличием у нас множества тел, часть из которых после смерти физического тела также подвержена распаду, а именно: энергоинформационное (эфирное) тело распадается на 3 день, астральное — на 9 день, ментальное — на 40 день, кармическое — через год после смерти. Поминая добром усопших, мы помогаем им подняться выше по направлению к Абсолюту.

В 1931 году Гедель на примере арифметики показал неполноту любой системы знаний, что популярно можно сформулировать так: в любой науке рано или поздно возникают проблемы, неразрешимые её средствами. В таких случаях приходится прибегать к помощи других наук...

Вот почему дальнейшее развитие науки будет проходить под знаком конвергенции различных её конвергенций, и в пределе... мы придём к единой науке — о Человеке! Чтобы это произошло, нужно ещё одно великое объединение — материализма и идеализма! Материализм и идеализм — это две точки зрения (левым и правым глазом) на один и тот же предмет. Они порознь, хотя и содержат элементы истины, но страдают неполнотой, как и все остальные науки. Их объединение позволит человечеству взглянуть на мир двумя глазами, ощутив его объёмность.

Королева информация

Мы не зря привели такой объёмный отрывок из превосходно отточенной по мысли работы профессора математики В. Пака, свидетельствующей, в частности, о непредвзятом подходе учёного к проблеме, за которой для множества его коллег до сих пор стоит “железобетонный” саморедактор, привычно пресекающий любые попытки их продвижения на этом пути в сторону истины. Здесь — и принцип Оккама, и, увы, отсутствие той необходимой степени подготовленности сознания, которая не достигается принятым способом научного постижения мира. Хотя и вполне может быть совершена с помощью нынешнего уровня современной Науки.

Вселенная физиков и вселенная философов суть две разные вещи лишь на первый взгляд. Дело в том, что первая, как бы там ни было, стремится ко второй (и не наоборот!), и где-то в пределе обе должны бы, по идее, сливаться. Ведь Вселенная-то у всех одна!

В большой и очень существенной частности, это, по-прежнему, касается вопроса её возникновения. Здесь Большого взрыва могло и не быть вовсе, а высокие и даже сверхвысокие температуры начального “разогрева” Метагалактики могли мгновенно возникнуть на преодолении уровневого барьера (√–1) при переходе субстанции Вселенной из виртуальной в материальную реальность.

В отрывке из работы В.В. Пака, как в капле воды из древнего океана, проявлено то, о чём в Европе замалчивалось тысячелетиями или, напротив, существовало в виде сказок, ничего общего с истиной не имеющих.

Действительно, рост энтропии может компенсироваться расширением системы, что, естественно, влечёт за собой изменение её параметров: температуры, давления, объёма — тех термодинамических исходных, которые, напомним, никогда не равны нулю, если система замкнута, а не изолирована. И тогда такая система динамически равновесна. Но и расширение такой системы (Вселенной) не может протекать бесконечно из-за условий ограниченности скорости изменения этого процесса по тем же физическим параметрам, для которых скорость света — уже фантастически высокий предел. А это значит, что и энтропия Вселенной не может быть равной нулю. Точно также система не может бесконечно и «сбегаться».

И поэтому на определённом этапе её эволюции она настоятельно “требует” чтобы её начали рационально изучать, то есть, изымать накопленную в ней информацию, но до определённого предела, после которого информацию нужно возвращать в “обогащённом” виде и, наверное, в несколько большем изъятого объёме (ведь наша система расширяется!). А с этим процессом может совладать только творческое начало сознания. Или, если угодно, Сознания, являющего мост между Материей и Духом.

Так закономерно во Вселенной возникает Жизнь и её высшее проявление — Мысль, работающая со Вселенной на информационном уровне.

Так закономерно Жизни сопутствует Смерть материального носителя Мысли; Смерть, при которой происходит полное высвобождение наработанной информации за каждую, отдельно взятую жизнь. При наличии следующих за четырёхмерным уровней (а без этого “Великое объединение” не состоится) различные объёмы высвобожденной информации “сортируются” в них на полезную, вредную и нулевую (никакой — информация не бывает. Есть нулевая, нейтральная, всегда способная превратиться в полезную или негативную).

Но что или кто сортирует и размещает по уровневым “полочкам” детали индивидуальной информации? Да тот же материальный носитель, точнее — материальный при Жизни носитель, качественно преображённый Смертью! Так хомосапиенс индивидуально преобразовывается в хомоэйдоса — Человека-Идею. Причина же этого в поддержании равновесного баланса: “энтропия равна плюс-минус информация” без утраты индивидуальных творческих качеств носителя.

Вот почему естественным состоянием Жизни есть её творческое, созидательное начало, о чём миру уж сколько тысяч лет твердят его мыслители.

Вот почему при состоявшейся Жизни высшим благом, продолжающем её, является Смерть!

Вот почему ведёт к Свету искренняя молитва, ибо в ней человеческой надеждой туда восходит информация — таки королева!

А что же — не пойманные гравитоны? Увы, охотникам, увы! — Скорее всего, отловить их так и не удастся, поскольку гравитон — это даже не виртуальный квант, а нам не предназначенный информативный элемент, “испаряющийся” отсюда в другую метагалактику вместе с его загадочной хозяйкой — чёрной дырой. Наши безуспешные попытки уловить его были сурово наказаны: на этом пути землянами рождались и воплощались в реальность такие теории, которые дали термоядерное, лазерное, нейтронное, психотронное, генотронное оружие и множество иных настоящих и, что теперь представляется уже маловероятным, будущих его видов и разновидностей, о которых мы даже не догадываемся — ведь соответствующая Наука, по-прежнему, на марше, “доорганизовывая” созданный ею вместо гармонии хаос. Разумное пространство больше не может позволить себе роскоши содержать эту цивилизацию, каждый миг сознательного существования которой создаёт в среде её обитания косное вещество. И это — в живом Космосе!

Есть ли возможность какой-либо альтернативы печальному окончанию?

Если иметь в виду объективный космогонический период, в который вступает не только Земля, но и весь околосолнечный сектор Галактики, — такой альтернативы нет. Это естественно-временной процесс.

Если же возникает необходимость ответа для нас с вами — возможна лишь одна альтернатива: из мира гармонии должно уйти в материальную “переработку” с последующим духовным “обогащением” всё и вся, мешающее эволюции жизни и сознания. А это — многочисленные индивиды направлено финансирующие, и интеллектуально создающие, и вольно использующие любого вида средства уничтожения, и война всех против всех, взаимные ненависть и вражда, тотальный диктат разномастных властей и бытовой террор, непрерывная цепь удовольствия наслаждением и — самое подлое, тихое, но оружие тотального уничтожения — “идолище поганое” деньги...

Только в конце нынешнего века-бойни, как у котёнка, слегка стали приоткрываться глаза сотворившего подобное человечества, готового теперь сходить с ума от страха и отчаяния.

И знает один лишь Господь Бог, как распорядиться с такой гнусной нашей информацией, чтобы будущее, ещё не рождённое сообщество землян имело бы в своём распоряжении лишь жизненные перспективы вместо гибельных альтернатив!

Выпить и закусить по-русски

Среди исключительно странных подарков словесности, что преподносил и преподносит нам старинный русский сленг, имеется и такая, зашифрованная в слове, традиция, как выпить и закусить по-нашенски. Для этого русскому человеку достаточно бутылки какой-нибудь сивухи, куска хлеба и того, посредством чего всё это поглощается в свинских количествах, — “хавала”. Вот эти самые “бутылка, хлеб и хавало” сленг заключает в одном словечке — “бухалово”, определяя им всю гамму привычек и чувств нашего национального стада.

Подобными морфо-этимологическими особенностями языка занимался в начале века удивительный сумасброд и пожизненный бомж, гениальный Велимир Хлебников, прозванный сам собой Будетлянином — Председателем Земного Шара. Это тот самый Будетлянин, который завещал нам полюбить выражение вида: √–1 .

О его поэтических изысканиях написана бездна книг и умных статей, которых мы повторять здесь не будем. Но вот об одной, не менее гениальной особенности Будетлянина, не написано почти ничего. Эта особенность позволила ему ещё в 1912 году предречь событие 1917 года с падением государства, как впоследствие оказалось, Российского.

Будетлянин Велимир Хлебников

Он выступил на арене мысли с глобальными проповедями о мире нашего обитания, показав, что, к примеру, расстояния между главными, т.е. исторически наиболее старыми, европейскими столицами имеют антропологический смысл и измеряются возможностью суточных переходов древних европейских переселенцев (основателей этих столиц). Отсюда возникала реальная возможность точного расчета исторических границ того или иного государства, поскольку, “застолбив” некоторый участок под свою столицу, переселенцы тут же начинали возвратный процесс: расширение пределов будущих государств, причём теми же темпами обратных суточных переходов.

Для этого современному европейскому миру не хватает, правда, такой малости, как точная статистика подобных событий и исторический “учёт” даты прихода людей данного племени в конкретную точку своей будущей, граничной с другими племенами, территории, чего, к сожалению, археология дать не может.

Поэтому, при каждом переделе карты Европы, чаще всего возникают исторически ложные претензии со стороны держав-претендентов, участвующих в дележе.

Но оставим эти тяжкие проблемы на совести властных мира сего и вернёмся к Хлебникову.

Его дальнейшие открытия в исследовании вопросов рождения и падения государств, великих переселений народов, войн, походов, поражений и побед обозримого прошлого человечества до сих пор не имели себе равных. Несколько коротких работ под общим названием Доски Судьбы (аналог Моисеевых каменных досок-скрижалей с заповедями) остаются загадочными и не прояснёнными.

Временные понятия Будетлянина носили прежде всего не какой-то личностный, но сугубо исторический характер, что позволяло ему заселять истоптанные им просторы России светлыми тенями прошлой русской трагической славы, вызывая отклик в настоящее циклической сменой времён, неподвластной управлению человеком.

Хлебников пишет в одной из своих работ:


     Когда наука измерила волны света, изучила их при свете чисел, стало возможным управление ходом лучей. Эти зеркала приближают к письменному столу вид отдалённой звезды, дают доступные для зрения размеры бесконечно малым вещам, прежде невидимым, и делают из людей по отношению к миру отдельной волны луча полновластных божеств. Допустим, что волна света населена разумными существами, обладающими своим правительством, законами и даже пороками. Не будет ли для них учёный, прибором зеркал правящий уходом волн, казаться всемогущим божеством? ‹...› Теперь, изучив огромные лучи человеческой судьбы, волны которой населены людьми, а один удар длится столетия, человеческая мысль и к ним надеется применить зеркальные приёмы управления, построить власть, состоящую из двояковыпуклых и двояковогнутых стёкол ‹...› Тогда люди будут сразу и народом, населяющим волну луча, и учёным, управляющим ходом этих лучей ‹...› Конечно, это задача будущего времени.
Наша задача только указать на закономерность человеческой судьбы, дать умственные очертания луча и измерить во времени и пространстве. Это делается для того, чтобы перенести законодательство на письменный стол учёного, а рухнувшее дерево тысячелетнего римского права заменить уравнениями и числовыми законами учения о движениях луча. Нужно помнить, что человек в конце концов молния, что существует большая молния человеческого рода — и молния земного шара. Удивительно ли, что народы, даже не зная друг друга, связаны один с другим точными законами?
‹...›

Законы людей

Так предварял Велимир Хлебников свои закон смены поколений и закон событий и государств. К глубокому сожалению, так мечтательно воспеваемая им наука ни на гран не приблизилась не то чтобы к поставленной Будетлянином проблеме, но, кажется, попросту выпустила её из поля зрения (а ведь здесь — часто мелькавшая среди нас фраза Циолковского о „едином звёздном, лучевом человечестве”, понимаемом теперь лишь в сугубо прагматическом смысле технического “завоевания” космоса, что уже вызывает усмешку и у самих технократов. Здесь проблема проблем современного мира — о совершенствовании цивилизации путём регулирования отношений внутри её самой — задача, не начать исполнения которой немедленно, гибельно уже для Земли. Здесь — красота существа и рода человеческого, а не то уродливое и корявое, во что превращено и то, и другое в конце этого проклятого, всё вокруг себя “взрывающего” века).

Вольно или невольно, но подтвердил Будетлянин реинкарнацию сущностей человеческих — восточное учение, пока никак не примирённое с Западом. Да оно и понятно, — в детстве кому не говаривали, что ещё мало каши съел. Так и мы — западные люди, в разумении своём мало каши съели. Убедили нас за какую-то неполную пару тысячелетий, что человек „прах есмь, и в прах обратишься”. И всё? А если взять и подумать, проверить, а проверив, поверить тем же индийцам, закону смены поколений по Будетлянину?

А его закон гласит, что луч, гребни волн которого отмечены годом рождения великих людей с одинаковой судьбой, совершает своё колебание в 365 лет.

Возьмём, к примеру, творца астрономии нового времени Иоганна Кеплера (р. в 1571 г.), прозрения которого в этой области знаний, посвящённой доказательствам вращения Земли вокруг Солнца, были последние четыре столетия высшей точкой европейской мысли. За период 3×365 лет до него, в 476 году, родился вершина индийской мысли в этой же области Ариабхата, создавший у себя на родине такие же доказательства. Естественно, во времена Коперника и Кеплера об Индии почти ничего не знали. Поэтому без учёта реинкарнации невозможно объяснить рождение Кеплера с той же жизненной программой, что Провидением в своё время была “задана” и Ариабхате.

Величайший логик древней Греции, знаменитый “искусством рассуждать” Аристотель родился в 384 году до н. э., за 365×6 лет до величайшего логика Британии Джона Стюарта Милля (1804 г.).

Минуя условности национальных традиций, обычаев, государственных территорий, их скудных, но всегда превозносимых как высшая мера справедливости законов, и подчинясь лишь одному — закону времени, с подобными жизненными программами родились: отец греческой трагедии Эсхил (−525 г.) и поэт-пророк Магомет (571 г.), разделённые во времени периодом в 3×365 лет; великий создатель «Шах-наме», таджик Фирдоуси (935 г.) и великий суфий и поэт, перс Хафиз (1300 г.), продолживший в газелях жизнь первого через 365 лет. Это те, великие, которые рождаются лишь раз на протяжении жизни своего народа, “летучие голландцы с одной и той же судьбой в разных морях” времён и народов.

Или мыслители: немец Иоганн Готлиб Фихте (1762 г.) и великий грек Платон (−428 г.), времена переклички которых 6×365 лет.

Или основатели классицизма в совершенно разных концах света: представитель седого Китая Конфуций (−551 г.) и Расин (1639 г.) — сын брезгливой ко всему китайскому в его времена Франции.

Такие закономерности говорят и о возможности множественных рождений одной и той же личности-сущности в разные времена, и о том, насколько поверхностно укоренены в нас понятия о народе или стране перед лицом истинных законов, раздевающих человечество от лохмотьев государства и дающих ему для истинных одеяний другую ткань — звёздное небо.

Исключая возможность случайных совпадений или подтасовок, Хлебников детализирует свой “закон”, сужает его до подробностей. Он дробит год в 365 суток до дней Луны в месяце, открывая, таким образом, возможность реинкарнации и для простых бессмертных смертных.

Если взять число лет, равное числу дней в месяце, — пишет Хлебников в «Споре о первенстве», — то мы будем иметь правящие людом могучие времена 27, 28 и 29 лет, каждое с особой судьбой и особым жезлом.

И в этом ряду 28 лет управляют сменой поколений. Причём поколение, идущее за предшествующим, отрицает его главную задачу-идею развития (минус и чёт), а идущее вслед за этим, отрицая идеи предшествующего, гармонирует с первым поколением (плюс и нечет). То есть, по Хлебникову, можно говорить, что, если когда-то родился человек в поколении со “звездой жизни” (А), то путём, соответствующим “звезде” (−А), пройдёт поколение, народившееся через 28 лет. А за этим, в поколении ещё через 28 лет, появится некоторая “звезда” (АА), которая выступит против (−А) отцов, и станет придерживаться (А) дедов.

Мысль Будетлянина разворачивает огромный ряд-паноптикум русских имён, сыгравших в истории России славную или позорную роль. Здесь её мыслители и реформаторы, поэты и борзописцы, палачи и святые, полководцы и изменники, люди-колокола и люди-набаты — от ранних веков существования Руси Киевской до “ледяной” империи-могилы народов, последы которой переживает Россия и посейчас.

Вот небольшой отрывок из хлебниковского ряда противоположностей и соответствий известных имён:


1765 Карамзин Чаадаев 1793 28 лет
1644 Мазепа Пётр Великий 1672 28 лет
1821 Катков Витте 1849 28 лет
1793 Чаадаев Катков 1821 28 лет
1633 Голицын Волынский 1661 28 лет
1799 Пушкин Победоносцев 1827 28 лет

Сюда же относятся первый летописец Руси Нестор, разделивший с великим реформатором Петром срок в 28×22 = (1056 − 1672); раскольник Никон и о. Иоанн Кронштадтский — 28×8; Державин и Пушкин (28×2); победитель-флотоводец Сенявин (1763) и Орлов Чесменский (1735); Герцен (1812) и Мазепа (1644) или 28×6.

Ряд, данный Будетляниным, можно продолжать и продолжать, характеризуя личности, каждая из которых знаменует ту или иную строки нашего исторического наследия. Здесь Кольцов, Случевский и Мережковский; Словацкий и Костюшко, Каченовский, Одоевский и Блаватская. Бездна имён.

И важно одно: всех их объединяет закон рождения — 28 лет разницы или число, кратное этой величине.

Разобраться в том, как увязаны между собой 365 и 28 позже помогут нам древнеиндийские циклы Махаюга и Манвантара, но уже по исследованиям Будетлянина можно сказать, что срединный цикл в число лет, кратное 365, имеет общечеловеческое свойство повторений, а кратное 28 — относится к повторениям в истории существования отдельных социумов, “повязанных” судьбами своих стран.

Таким образом, сетовать на случайности или на превратности судьбы не имеет смысла. Всё предопределено могучим Роком, и человек, не понимающий его и слепо проявляющий свою волю вопреки закону и роковой логике, несомненно оказывается в проигрыше, если не в этот, то в следующий раз по рождении.

Волны истории, не дающие сбоя во времени, приводят судьбы наций и государств, народов и отдельных людей в точное временное соответствие. И Хлебников-Будетлянин великолепно чуял это своей тончайшей, славянски настроенной струной души.

Законы государств

Ах, как играла и пела в его «Ка» молодая Белая — то ли цыганка, то ли языческая друидесса — под аккомпанемент струн истории:


     ‹...› в воздухе слоновый бивень, и на верхней черте, точно винтики для струн, — года: 411, 709, 1237, 1453, 1871; а внизу, на нижней доске, года: 1491, 1193, 665, 449, 31. Струны, слабо звеневшие, соединяли верхние и нижние гвоздики слонового бивня... Она провела рукой по струнам: они издали рокочущий звук лебединой стаи, сразу опустившейся на озеро. Ка заметил, что каждая струна состояла из шести частей, по 317 лет в каждой, всего 1902 года. При этом, в то время как верхние колышки означали нашествие с Востока на Запад, винтики нижних концов струн значили движение с Запада на Восток. Вандалы, арабы, татары, турки, немцы были вверху; внизу — египтяне Гатчепсут, греки Одиссея, скифы, греки Перикла, римляне. Ка прикрепил ещё одну струну: 78 год — нашествие скифов Адия Саки и 1980 год — Восток.

Но каков отклик! — Ведь Будетлянин прозрел Афганистан... Оказывается, исторически предопределён даже идиотизм нашего верховного руководства, затеявшего эту войну!

Не имея ни грана восточного аскетизма, дающего возможность самоурегулировать отношения работающего духа и голодающей плоти, но будучи, к сожалению, полностью зависящим от состояния последней, Будетлянин, тем не менее, мало обращал внимания на терзающий тело голод. Его видение исторических циклов — это раскрепощённая славянская мысль, сконцентрированная в одной личности.


     Я не смотрел на жизнь отдельных людей; но я хотел издали, как гряду облаков, как дальний хребет, увидеть весь род человеческий и узнать, свойственны ли волнам его жизни мера, порядок и стройность ‹...›

Он искал правила, которым подчинялись бы “народные судьбы”. И Будетлянин-Хлебников нашёл их, а найдя, стал утверждать, что время между началами государств кратно 413 годам; что промежуток в 1383 года разделяет паденья отдельных государств и гибель народных свобод; что великие завоевательные походы, которые заканчивались поражением их затеявшей стороны, разделяет срок в 951 год.

Он открыл формулу, отражающую подобные события. Вот она:


Z=(365+48y)x,

где (у) может принимать положительные и отрицательные значения (во второй части книги мы обнаружим, что не будучи знаком с теорией относительности, Хлебников сумел по-своему интерпретировать геометрию пространства, поскольку его (x,y,z) — не что иное как геометрические пространственные координаты, а (365+48) — координата времени, выраженная в земных годах).

Исследование формулы Хлебникова — дело, хотя и увлекательное, но, скажем так: любительское. Тем не менее, можно привести его значения (х,у), при помощи которых он получал время Z. Вот эти значения:


значения X значения Y значения Z (лет)
1 −4 173
1 −1 317
1 0 365
1 1 413
1 2 461
3 −1 951
3 2 1383

Период в 951 год связал великие походы арабов-мусульман к Пуатье (732 г.) и к Вене (1683 г.), где арабы были разбиты соответственно: уже упоминавшимся королём франков Карлом Мартеллом; и польским королём Яном III (Собеским), впоследствие заключившим “Вечный мир” с Россией.

Грозные удары объединённых гунно-татарских сил под предводительством Аттилы на Рим были встречены и отражены в 451 году в битве на Каталаунских полях римским полководцем Аэцием. А через 951 год армии Тамерлана нанесли сокрушительное поражение в битве на Балканах туркам, взяв в плен грозного султана Баязида I Молниеносного (1402 г.).

Поход Карла XII к Полтаве имел место в 1709 году и, как известно, был для него последним. А за 951 год до этого, в 758 году, потерпел поражение арабский флот, отправившийся с завоевательной миссией к Китаю.

Если присмотреться, станет очевидным, что период в 951 год равен 317×3!

В 1588 к берегам Англии состоялся неудачный поход испанских “королевских” пиратов под предводительством Медины Сидония. А в 1905 году (через 317 лет) по вине адмирала Зиновия Рожественского потерпела сокрушительное поражение под Цусимой русская эскадра.

И если, за 317 лет до 1588 года, флот Людовика IX был потоплен у берегов Туниса, не значит ли это, что через 317 лет после Цусимы, 2222 году, пойдут на дно Индийского океана боевые эскадры какого-нибудь очередного завоевателя? (К сожалению, с этой последней датой мы не можем безоговорочно согласиться по причинам, обоснованным в конце второй части книги! Хотя — чем чёрт не шутит)...

Или вот — хлебниковские чудеса с государствами, которые подчиняются тому же закону.

Если взять государства православия в их историческом развитии, то окажется, что до первой потери свободы или независимости суммарные годы существования Руси, Болгарии и Сербии равны всему периоду существования породившей их государственную религию Византии (Восточно-Римской империи).

Византия: 395 − 1453 = 1058 (лет);

Русь (862 − 1237 = 375) + Болгария (674 −1018 = 344) + Сербия (1050 − 1389 = 339) = 1058 (лет).

И наоборот, периоды от возникновения до первой потери независимости или даже прекращение существования государств Западной Европы, так или иначе, обязанных своим появлением на свет латинскому миру, суммарно равны общим годам существования Рима и Византии:

Испания (412 −711 = 299) + Франция (486 − 1421 = 935) + Англия (449 − 1066 = 617) + Вандалы (430 − 534 = 104) + Остготы (493 + 555 = 62) + Лангобарды (568 − 774 = 206) = 2223 (года).

Это походит на физические законы сохранения: старшие государства, исчерпав ресурс существования, передают его “ветвь” младшим (этой проблемой занимался недавно ушедший от нас Лев Николаевич Гумилёв, назвавший такое явление “пассионарностью”). Опять обратимся к формуле Хлебникова.

Если её переменные (Х и У) будут равны 1, то результирующая периода Z=365+48=413 (лет). Этот и кратный этому периоды есть одновременно и сила распада, и сила создания геополитических объединений.

Через 413 лет поднимаются гребни волн объединения народов. Так, в 827 году вождь англосаксов Эгберт объединяет разрозненную Англию в королевство, а через 413 лет, в 1240 году, состоялось объединение северогерманских городов в политико-экономический Ганзейский союз. Ещё через 413 лет, в 1653 году, трудами и заботами Богдана Хмельницкого произошло объединение Левобережной Украины с Россией. Что будет в 2066 году, — (а на эту дату нужно обратить самое пристальное внимание!) пишет Хлебников, — если этот ряд волн союза не прервётся?

В 1110 году, озабоченные половецкими грабежами днепровских караванов, русские князья собрались на Витичевский съезд и успешно разрешили проблему рядом походов в Дикую Степь. А через 413 лет, в 1523 году, Русское государство восстановило в своём составе Смоленский удел, бывший под долгим владычеством Литвы.

В 1380 году русские княжества объединились под знамёнами Москвы, а через 413 лет, в 1793 году, состоялось присоединение Польши к России.

Очевидно, что период в 413 лет — важная веха исторических циклов. Но не только он, а и периоды, кратные ему. Колеблясь от 413 до 4130 лет, эти времена соотносятся как простые целые числа 1,2,3,(...),10.

Время, протекшее между началом Рима (753 г. до н.э.) и началом Франции (486 год) есть 413×3=1239 лет. Между началом Франции и началом Нормандии (899 год) — 413 лет. Между началом Рима (−753 год) и началом Среднего Египта (−3643 год) прошло 413×7=2890 (лет).

Францию и Средний Египет разделяет период в 413×10 лет.

Начало Австрии (976) отделено 413×х2 — от начала готского государства (150 год).

413 лет отделяет Элладу (−776 год) от Боспорского царства (−363 год). Германию (843 год) от Вандальского царства (430 год). Россию (862 год) и Англию (449 год)...

По исследованиям Паркера, отмечает Хлебников, древнекитайское государство династии Инь основано в 2855 году до н. э., что отделено от начала Англии 3304=413×8 годами, а от начала Руси — 3717 годами, или 413×9.

Что же касается государств, возникших путём выделения из старых могущественных держав, то здесь, в формуле, переменная (У) обретает значение +2. И тогда (Z) становится равным периоду в 461 года, или кратным ему.

Этим циклом выделены два аналогичных геополитических образования — Швейцария и США. Первое перестало быть сателлитом Австрии в 1315 году, а второе избавилось от покровительства Британской короны в 1776 году, т.е. через 461 год. Аналогичным образом, Болгария избавилась от власти Византии в 679 году, а Португалия перестала быть испанской колонией в 1140 году. В результате “Переворота Тайка” в 660 году Япония освободилась от китайского влияния, а Корея в 1121 году — от монгольского, что также составляет период в 461 год.

Начало Западной Римской империи (800 год) отделено периодом в 461 год от начала Восточной Римской империи (1261 год). В 1591 году от владычества Испании освободилась Голландия. Это означает, что в 2052 году восстанет какая-нибудь молодая колония...

События обратного значения, т.е. подпадания государств под чей-то агрессивный патронат, состоялись при У=0, Х=1, когда Z принимает значение 365 лет, или период, кратный таковому. Такой срок отделяет начало Среднего Египта (−3643 год) и падение Израиля (−723 год), или 365×8=2920 лет. Те же 2920 лет проходят от начала Верхнего Египта при освобождении его от порабощения племенами гиксосов (−1683 год) и завоевание Руси монголами (1237 год).

И если Византия освободилась от владычества Рима в 393 году, то освобождение США от Британии произошло через (365+48×2)×3=1383 года, или в 1776 году.

Удивлённый таким оборотом событий не менее нашего, Будетлянин восклицает: Судьба! Не ослабла ли твоя власть над человеческим родом оттого, что я похитил тайный свод законов, которым ты руководишься?! Высший источник земного сам подаёт примеры точности. Наука о земном делается главой науки о небесном! Потому, что периодом в 1383 года разделены паденья следующих государств:


государства
и годы падения
государства
и годы падения
Испания (711) Египет (−672)
Россия (1237) Карфаген (−146)
Вавилон (−587) Авары (796)
Иерусалим (70) Византия (1453)
Самария (6) Сербия (1389)
Индия (−317) Англия (1066)
Израиль (−723) Корея (600)
Рим (476) Индия (1858)
Гунны (142) Индия (1526)
Египет (1517) Иудея (134)
Персия (226) Корея (1609)

Усмирение Новгорода в 1479 году и Вятки в 1489 году имеет отклик в походах в Дакию (96 и 106 годы).

Завоеванию Египта в 1250 году соответствует крушение Пергамского царства (−133 год).

Половцы покорили набегами русскую Дикую Степь в 1093 году, через 1383 года после разгрома Римом самнитских племён (−290 год).

Но в 534 году было покорено царство Вандалов; НЕ СЛЕДУЕТ ЛИ ЖДАТЬ ПАДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА В 1917 ГОДУ? (!!!)

Это написано Велимиром Хлебниковым в 1912 году в короткой работе «Учитель и ученик».

Ансамбли

Что означает число 365 в формуле, — объяснять нет надобности. А вот число 48 сам Хлебников объясняет как число сил вращения (вспомним положение планеты Земля в октаве “Луча творения”. Оно также отвечает этому числу). Однако число формулы 317, как и 413 имеет расшифровку и свои глубокие корни. Дело в том, что “Чёрный Век” или Кали-юга началась по современному летосчислению в полночь с 17 на 18 февраля 3102 года до нашей эры. Древнеиндийский цикл исчисляется значением 365 лет, т.е. по количеству дней в году. Если считать по современному календарю начало года с первого января, то до наступления Кали-юги (даты, имеющей для нас глобальное значение, поскольку мы живём в эту эпоху-цикл) тогда прошло ровно 48 дней, и год оказался “усечённым” на это число. Его остаток будет равен 365−48=317 дней. Заметим, что топология допускает подобия во времени: часов, дней, недель, месяцев, лет, тысячелетий и т.д. Поэтому Кали-юга, по Хлебникову, проходит, с одной стороны, под знаком укороченного года, а, стало быть, и укороченного периода лет, т.е. 365−48=317 лет. Но тогда предшествующий Кали-юге год получает “удлинение” на 48 суток, что даёт 365+48=413 дней (лет). Такая вот арифметика интуиции.

Итак, закон рождений общечеловеческих гениев мысли отвечает периоду в 365 лет.

Закон войн и завоеваний — 317 годам.

Закон начала государств — 413 годам.

Закон рождения личности в социуме — 28 годам.

Закон разделения государств и получения свобод — 1383 годам.

Закон родственности событий геополитического свойства — 461 годам.

Чтобы осознать грандиозность подобных открытий, сделанных одним человеком, мало вообразить поиск одной иглы в сотне стогов сена. Надо спокойно отдать себе отчёт: невозможно даже представить, в каком первом десятке из них она затерялась.

События такого рода настолько единичны в истории, что простым озарением, гениальной игрой воображения, кропотливыми трудами денно и нощно или “госпожой Удачей” этого не объяснить. Здесь нужна молния интуиции, способная в мгновенье ока испепелить все эти стога и сразу высветлить тайно спрятанную иглу, сделав её явной. Но это — дар единиц из нас. Недаром ведь интуитивный уровень находится выше кармического.

Какое же исключительное и длительное состояние должно испытывать человеческое существо, чтобы — на разломе родной истории, в постоянном бродяжничестве, без тихих библиотечных залов, домашнего покоя и с незаконченным университетским курсом — прозреть циклические законы времени!?

Будетлянин безусловно слыл яркой и загадочной личностью, что называется, “не от мира сего”. Его непредсказуемость и святость, его совершеннейшее неприятие общественного мнения и полное отсутствие заботы о себе, о бытовых проблемах добывания средств к существованию и прочих привычных понятиям ценностей — с одной стороны; его полная раскрепощённость мысли, надмирная и в то же время земная любовь к жизни, отечеству, тишайшая буйность и необузданность одновременно, что он сам называл “ложью напропалую” — с другой, сражали даже самых эксцентричных и талантливых его современников.

Эти открытия случились во времена крушения сытого, чинного миропорядка, в одночасье сгинувшего в обильном, заляпавшем весь ХХ век кровавом и зловонном российском поносе.

Нет, Велемир не был аскетом. Аскетами у нас становятся познавшие фанатизм, что-то или кого-то ненавидящие и никогда никого не любившие. Они одинаково готовы годами ждать ниспослания с небес, постоянно молить об этом Бога, которого не знают, а получив вымоленное — не узнают посланника и жестоко расплачиваются за слепоту неузнавания, потому что готовы и на это.

Будетлянин же был природно и ужасающе нищим российским шатуном, голью перекатной, одним из тех, кого “приличное” русское общество хамов и снобов сбивало в одно большое тесное стадо “быдла”, — быдла, хотя и злобящегося на эту сутолоку, но ценящего свой, дарованный Богом, простор. И Хлебников-изгой был ненавидим этим самым обществом за свою принадлежность к божественному простору.

Но, плоть от плоти российского стада, Будетлянин, в силу его непостижимости, ни этому стаду, ни кому-то ещё — не принадлежал. Но как поэт он великодушно позволил стаду поселиться в своей душе и как философ заставил его мирно пастись внутри себя вместе с другими стадами мира. И сумел воздать должное каждому из них. Но даже беглое знакомство с его “рядами”, позволяет видеть совсем не мирный порядок этого пастбищного сродства.

Впрочем, наверное, так было удобнее ему: он жил с Богом в себе и, как всякий, родной стаду творец, был его общестадным божеством или идолом.

Слыл ли Будетлянин безбожником в глазах официальной церкви? — Безусловно! Ведь церковь, борясь за своё исключительное право на посредничество между человеком и Богом, и слышать ничего, наверное, не хочет о таких духовных состояниях личности, одно из которых выражено в формуле “Ты — это Я”, которую, несмотря на её краткость, почти никому не удаётся мысленно произнести в момент явления Предвечного Света только что умершему.

А “ряды” его ходят военным шагом по истории, и перемешиваются в них стада, то наступая или отступая, то переходя все межи и пожирая сопредельные пастбища людских обиталищ вместе с их обитателями, ибо нет хищнее стад человеческих. Да и каким же им быть ещё?

Можно лишь безмерно удивляться таким долгим всепрощению и милости высей за то, что в нашей породе, при взаимной стадопереработке всё вспыхивают и вспыхивают на Земле Светочи-будетляне.

И вот что рассказывал мне PS.

„...Эх, Русь-мать-сыра-земля! Что же ты, Сяких-Таких зачиная, Сяких выносила и не вынесла Таких? Скажешь: „Есть ещё, хватает”...”. И отвечу тебе: „Сяких более. Они Таких числом побиваху без разбору и счёту. Или мёртвыми — они тебе милей живого их голоса?” Молчит, вертится...

Когда в далёкой молодости я безуспешно бился над разгадками будетлянских ритмов, не выдержал однажды и взмолился о помощи. Снизошло, как во сне. Без горней надменности, но с усмешкой. И кое-какие понятия были оттуда обронены.

И понял я так, что весь род человеческий развивается по единому принципу: община-племя-нация-государство, за время жизни и смерти которых отвечают Солнце, Земля, Луна и второе солнце системы — планета Юпитер. А лежит ответ в области хода их по Зодиаку.

Но что такое жизнь и смерть социумов? Если принять государство за волну, — она ему: и сохранность, и распад.

Волна — такое же состояние в пространстве, как и множество прочих явлений с единственной лишь разницей: она — хозяйка прочих.

Волна имеет начало, активную фазу, пассивную фазу и конец, если зону, по которой она прокатывается, взять условно неподвижной относительно хода волны. Ещё она имеет определённую во времени территорию действия своей силы. Когда волна прокатывается по данной территории, — оживает и живёт какое-то государство. Когда она перекатывается уже на другую территорию, сила её зачинает новое государство, а прежнее угасает до следующей волны или распадается вовсе: если не накопило достаточной мудрости для ожидания.

И так до тех пор, пока сила волны сохраняет энергию собственного движения, часть которой передаётся тому или иному государству. А уж от государства и его обитателей зависит, как во благо своё, т.е. разумно и мудро распределить в себе энергию волны. А если не мудро и неразумно, то себе же — во зло и вред.

Каждая фаза бегущей по территории волны “провешена” во времени, и каждая такая веха имеет свой собственный числовой код: от лет до секунд и мельче секунд.

Так начала государств кодированы числом 413 или кратным ему; высшие степени напряжённости их жизни — числом 317; нейтраль или короткие покои — 365; падения или распад — 1383 или кратностью в 461. (Где-то, по-моему, у четы Чудаковых есть другое измерение — цикл в 1680 лет и его производные. Само число имеет целое частное от последовательного деления его на простые числа от 1 до 8, и далее — исключая 9, на — 12, 14, 21, 28. Слов нет, — красивое число! Но сдаётся, оно — из другого счёта).

Кратность же происходит оттого, что волна имеет свойство дробиться, сохраняя при этом пропорции своих числовых кодов, определяемых частотой изначального. И в сумме — те же числа. Иными словами, коды волны — это сечения её подъёмов и впадин.

Случается, что готовая угаснуть волна подпитывает остатками своей энергии зарождающиеся волны или “отдаёт” эти остатки другим, более мощным волновым колебаниям.

Тогда в государствах, находящихся под её влиянием, происходят всяческие катаклизмы, однако без территориальных потерь. С возможностью последующего возрождения.

Юпитер и Зодиакальный солнечный ход регулируют промежуточные состояния такого государства, неизменным кодом, кратным числу 12 лет, считываемым от земной нейтрали с периодом в 365 лет. В свою очередь, циклы, кратные 12-ти, определяют целые зоны существования цивилизаций и рода людского в целом.

Всякое состояние, будь то: небесное или земное, вакуумное или плотное, минеральное или животное, осмысленное и бессмыслое, мягкое и жёсткое, закономерное и исключительное, — всякое: имеет свой числовой код, отвечающий периоду 12. Будь в этом направлении наша статистика более тщательной и старой, множество кодов состояний уже были бы известны. Тогда проблема прогнозов будущего уже не стояла бы так остро.

Великая исполать!

А Будетлянину — исполать!

Мы знаем гаммы индусскую, китайскую, эллинскую. Присущее каждому из этих народов своё понимание звуковой красоты, особым звукорядом соединяет колебание струн. И всё же: богом каждого звукоряда было число ‹...›

Известные мировые гаммы объединяют в особый звукоряд и великие колебания, вызывающие катастрофы и войны цивилизаций, и удары отдельного человеческого сердца.

Вообразим себе человечество как единую струну. Тогда тщательно изученные Велимиром Хлебниковым исторические циклы дают 317 лет — время борьбы человечества за себя и против себя, время между двумя ударами струны.

И тогда, по Будетлянину, возникает единая гамма струнного человеческого звукоряда: 3652=133225 суток (время одного полного колебания земной коры); 317 лет (один удар струны истории); 365 суток (один год); 317 суток (по утверждению Будетлянина, это время существования в памяти какого-нибудь, однажды возникшего чувства); одни сутки; 81 или 80 ударов сердца в минуту, или части минуты (столько же шагов в минуту делает по старому уставу германский пехотинец с длиной одного шага 0,8 метра); 1:426 в секунду, или части секунды (по исследованиям фонологов — это частота колебаний звука ‘У’ — самого низкого звука голосового спектра).

Итак, гамма: 133225 суток — 317 лет — 365 суток — 317 суток — 1 сутки — 237 секунд — 1:81 или 1:80 минуты — 1:426 секунды. Всё вместе — октава!

Надо заметить, что Будетлянин отдельно оговаривает средний ритм женского сердца (70-71 ударов в минуту) и сливает эту величину в мужском начале, или шаге старого пехотинца.

Топает по Земле вечный его пехотинец с уставным шаговым ритмом 80 или 81 удар в минуту (тот же — средний ритм мужского сердца). И, в среднем, делает пехотинец-сердце 115705 шагов-ударов в сутки. Или 365×317, столько же, сколько суток содержится в 317 годах. Если частоту минутного ритма сердца, т.е. (80 или 81), делённую 60, теперь умножить на 317, то приблизительно получим 426 или количество колебаний в секунду голосового звука ‘У’. В свою очередь, 1:426 — будет последней нотой в октаве событий по Будетлянину. (Волею случая, а может быть, — и неизвестной, но строгой закономерности, цикл одного колебания материков в 3652=133225 суток, преобразованный, как: 133×225:365, будет иметь в результате минутный ритм сердца. Так осуществлена связь. Так происходит движение событий в полном соответствие между собой!).

Получившуюся цепь времён можно представить в звеньях в виде ряда:

а1, а2, а3, ..... аn-1, аn,
где аn в 317 раз меньше аn-1.

Этот ряд убывающих времён и есть Гамма Будетлянина. Вообразите себе парня с острым беспокойным взглядом, в руках у него что-то вроде балалайки со струнами. Он играет. Звучание одной струны вызывает сдвиги человечества через 317. Звучание другой — шаги и удары сердца, третья (365) — главная ось звукового мира. Перед вами будетлянин со своей “Балалайкой”.

И на ней, прикованный к струнам, трепещет призрак человечества, погрязшего в войнах, пороках, страданиях. Но играет “балалаечник”, и кажется ему, что когда-нибудь, в будущем, у следующего за нашим человечества появится необходимость смены способа существования, где вражду стран можно заменить ворожбой струн, где процветать будет не лживое и порочное, а потому и несчастное, но искреннее и “верующее человечество”.

Сердечный лад или шаги пехотинца

Целое число имеет таинственный облик. Древняя Индия изобрела десять стройных обособленных значков, отразивших смысл мироздания, затерянный в каких-то, давно ушедших в высь, цивилизациях Земли, и предпочла эти значки всем прочим способам счисления.

Никто не знает личности изобретателя цифирей, синтезировавших тайну Числа. Но кем бы он ни был, когда б ни жил, можно утверждать: всякий, оформляющий Числом Мысль, ему благодарен. Потому что, воспринимая любое состояние мира, отворяя двери в какую-нибудь тайну, мыслитель привычно выражает её максимально сгущённой информацией числового кода, издревле дарованного ему. И если результат действий мыслителя содержит драгоценное зерно, то это, в свою очередь, взойдёт благодарной памятью мыслящему от мыслящих.

Нет, не для “памятников рукотворных”, а только потому, что каждое такое зёрнышко согревает души людей светлыми надеждами и открывает путь к высшему смыслу в самом паскудном житье.

Истинный смысл Числа до сих пор не принадлежит общественному стаду. Он был и есть — достояние избранных. Поэтому называется эзотерическим, или тайным. Ведь само Число имеет непостижимую особенность творить отклик, если мысль, попавшая в него, что называется, — “в десятку”.

Только в конце ХХ века, после 1991 – 94 годов, эзотерическое стало приоткрываться многим, жаждущим его. Сроки ли подошли к этому, знак ли свыше? — Только, сдаётся, что гении Провидения отлично понимают: всё равно, не многие из жаждущих останутся до конца приверженцами заветной тайны, бессонному поиску разгадки её смысла.

И так, наверное, будет, пока не прейдёт человечество.

Исполать тебе, Будетлянин! По обычаю предшествующих тебе мыслителей, ты повторил способ их поиска смысла в одиночестве и молчании, находя его отклик только в себе. Ты, в ряду первых, в самом начале этого грозового века смог прозреть за грани макро- и микро-, и великая твоя интуиция позволила уловить тебе и там, и там строгую циклическую гармонию непреходящего. И приоткинув покрывало волнующей тайны, ты поставил задачу будущим, в их числе, — и мне.

Конечно же, для большей точности надо бы применить математический аппарат посложней, использовать в расчётах многие знаки после запятой... Но тогда таинство целого 365 превратилось бы в деловое дробное, вроде календарно-високосного 365,25; или тропического 365,24219879; или нынешнего сидерического 365,2563604. Но твою великую интуицию воспитала тайна, и ты не желал деловитости.

Тебе важней было воочию раскрыть для себя всю “прелесть” общей растерянности стада перед незыблемостью границ жизни, данных естественным механизмом целочисленных рядов миропорядка, что ты с блеском и сотворил. Исполать! Ты не поведал никому, коды каких состояний содержатся в составе чисел 133 и 225, производящих колебания земных материков. Но как рассказать молнию интуиции, высеченную интуитом?.. Можно, конечно предположить, что эти числа привлекательны тем, что в сумме близки к количеству суток земного года. И хотя это, всё же, натяжка, — не суть важно! Важней, что 133×х225=29925 (содержащее и нейтраль в 365, и минутное число ударов сердца, сотрясающего сушу материков), поделённое на 80 или 81, стремится-таки приблизиться в частном к данной тобой мировой нейтрали:

29925:(80, или 81, или 82) ≈ 365.

Не столь важно также и то, что, едва ловимая внутренним слухом, нижайшая голосовая частота ‘У’ (срединная в мировом АУМ) в составе числа 426, только стремится к пределу, кратному 237-ми с десятипроцентным запаздыванием. Важнее, что частота среднего ритма женского сердца при этом содержит 365 колебаний:

60:70=0,857 и 1:426=0,002347, то 0,857:0,002347=365. Важнее, что между женским 1:70 и мужским 1:80 есть кодовая связь, стремящаяся к числу войн — 317, причём, с началом — в ритмах женского сердца:



Эти связи выдумать невозможно. Их звенья в цепи событий могла мгновенно озарить сумасводящая скорость могучей интуиции-молнии.

Исполать тебе Будетлянин, великая исполать!

Две скорости интуиции

И вот: с моим глубоким земным поклоном благодарности — скромный дар от нас, живых, в память о твоём гении.

Пусть нейтралью ряда будет шагающий пехотинец-сердце со скоростью 80 шагов в минуту; пусть длина шага будет равна 0,8 м, или 0,0008 км. Тогда путь, пройденный за минуту, будет равен 8×10−4×80 = 0,064 км. И годовая скорость пехотинца-сердца окажется: 0,064×60×24×365=33638,4 км в год.

Максимальное число в ряду — период колебания материков, равный 133×225=29925(лет). За это время пехотинцем-сердцем был бы покрыт путь в 1.006.629.120 км. Или 109 км.

Минимальное число в ряду — частота звука ‘У’, или 1:426, или 1 колебание во времени составит 2,35×10−5 сек. Тогда скорость твоей интуиции, славный Будетлянин, предстанет, как:


Vмгн = 109 : 2,35×10−5 = 428.352.817.021 км/с.


И это — в полтора миллиона раз выше скорости света...

***

Как мы уже знаем, с открытием поляризационных излучений, эта скорость — не предельна. Но и такую величину “удержать” в сознании свыше десятимиллиардной доли секунды рядовому человеку покажется невероятным. Природа её носителя-проводника неизвестна. Здесь нет ни аналогов, ни подобий. Скорее всего, в роли носителя-проводника этой скорости выступает некоторая духовная субстанция, к чему понятие “плотность” неприменимо. Иначе: вещество с такими скоростями было бы “бомбой” исключительно малого объёма, но невообразимой мощности и силы. Что же до “картинки”, возникающей в результате, то она — лишь тень этой интуитивной вспышки с огромной по диапазону пространственной фотоглубиной.

Суть не в том, какое количество подобных разрядов может испытать и удерживать в себе без “пробоя” сознания такой конденсатор, как человек в течение жизни. Может быть, достаточно и одной такой очистительной вспышки, чтобы уже не преследовал Рок и не догоняла карма. Как накапливается энергия разряда — вот вопрос!..

Для сравнения имеет смысл показать скорость интуиции среднего представителя человеческого большинства. Оно делится на сильных, промежуточных и слабых.

Каждая личность стремится стать на порядок выше себя: сильный хочет быть очень сильным, промежуточный — сильным, слабый — хотя бы промежуточным, а если улыбнётся удача, — то и сильным.

Основная установка здесь: “быть не хуже других”. Каждый — это, своего рода, собрание “сочинений” о себе, где лестного куда больше, чем нелестного. Основное занятие такой особы — сбор сведений о своей личности: от взгляда в зеркало по утрам до организации собственных престижных похорон ещё при активной жизни, чтоб знали, какой солидный экземпляр прикажет долго жить.

Все, однако, сильно подвержены заботам о своём здоровье и долголетии.

Главный канон, определяющий поведение, — общественное мнение.

Все силы, интеллектуальные и физические способности каждого из большинства тратятся на добывание и умножение денег и других эквивалентных им материальных ценностей.

Духовные устремления, как правило, здесь резко отграничены от того, что считается реальной действительностью.

Вектор роста — от личности к клану, слою, себе подобным и выше, несмотря на то, что может постоянно возникать и сильная неприязнь к окружающим, сопровождаемая усиливающейся к ним завистью, раздражением, злобой.

Пограничные рамки сознания — исполнение морального кодекса, сочинённого законами государства.

Верования и религиозность таких средних не осознаны, но противоречивы и антагонистичны, если дело касается вопросов совести; однако все из большинства единодушно так сходятся во мнении о Высшем: “что-то есть”.

Очень склонны к панике при колебании уровня привычных ценностей.

Способ существования — игра в жизнь — от игры перед самим собой до организации мировых войн.

Цель жизни — сделать игру. Но игры предполагают выигрыш и проигрыш; это называют “результат”.

Отсюда: иллюзорность устремлений большинства, так как истина — вне результатов.

Большинство средних ведёт себя смиренно при наглеющем меньшинстве, но ждёт своего часа, а дождавшись — не стесняется в выборе средств отместки.

Таким образом, смиренность большинства — также иллюзия.

Испытывают страх при одном упоминании о смерти, боли, нищете, голоде, переменах к худшему, что является могучим средством регулирования отношений. Когда — сообща, то периоды стадной паранойи сменяются периодами стадной депрессии — и то, и другое — результаты той же игры; но состояния между тем и другим считаются приемлемыми для жизни и называются спокойными временами.

Жизнь проводят в состоянии постоянных скрытых боевых действий, называемых миром.

Коллективно умирают, в основном, при эпидемиях и войнах; в остальных случаях — в одиночку.

Нередки исключения из правил. Как правило, худшие.

Способность к интуиции невысока и ограничена всяческими комплексами, но у каждого она имеется. Интуиция средних “работает” в области проблем их существования, поэтому носит отчётливо выраженный характер военной стратегии и боевой тактики поведения — таковы условия всеобщих игр среднего большинства.

Следовательно, на одну цель, достижимую действиями, средний человек тратит: максимально — 317 дней; и минимум — одни сутки. Это, по только что рассмотренному ряду — верхнесредние временные пределы, где может “сработать” интуиция. Нижнесредние пределы ряда большинства людей “замусорены” фоновыми шумами цивилизации. Поэтому восприятие звуковой частоты ограничено ритмом собственного сердца.

Может быть, и жёстко, но такими пределами, в основном, ограничены возможности нашего с вами сознания, господа! Любое состояние, выходящее за эти пределы, автоматически включает внутреннего “деспота” с мощными охранительными функциями, заставляющего “идти, куда надо, и делать, что и как всем положено” по кодексу, обеспечивающему нормы этой цивилизации в любой её точке.

Тогда, при объединённом среднем женско-мужском ритме сердца-пехотинца, имеем пределы: от 75 ударов-шагов в минуту до 317 дней способности к “боевым” действиям на одну цель. Нейтраль ряда сильно смещена в сторону минимума и составляет одни сутки (в лучшем случае, потому что много времени тратится на сон и развлечения). По принципу пехотинца с шагом в 0,8 м, среднее сердце за 317 суток “пройдёт”:


0,8×10−4×75×60×24×317=27400 км.


Время одного удара сердца, или нижний порог ряда: 60/75=0,8сек.

Тогда скорость нашей интуиции:


Vср.мгн = 27400 : 0,8 = 34250 км/сек,

что в 8,75 раза ниже скорости света и в 12,5 миллионов раз ниже скорости интуиции Будетлянина.

И можно сколько угодно убеждать себя в том, что всё это — чушь, что стоит только увеличить свой сердечный ритм (интересно, насколько?), как можно ещё и потягаться. Увы, не стоит, не дотянуться.

А ты, любой сильный мира сего! Ты ведь несказанно богат, но в мире, на вершине которого ты повелеваешь, в мире, где всё продаётся и покупается, — поди, купи-ка у нищего Будетлянина вот это!

Конец первой части
Воспроизведено по авторской электронной версии

Изображение заимствовано:
Joel Shapiro (b. 1941 in New York City, US).
Untitled. 2000–2001.
http://www.flickr.com/photos/aj_fischler/244612796/

     содержание раздела на Главную