А.А. Лихолёт

Auke de Vries (b. 1937 in Dutch). Gelandet (Landed). 2001–2002. Bemalter Stahl. Detail of Debis Tower structure at the Potsdamer Platz in Berlin, Germany. http://www.flickr.com/photos/polbar42/3599309051/

Ключи от Луны

фрагменты методического пособия «Оптимизация поведенческих процессов лиц динамичного образа жизни
на основе учёта внешних циклических факторов»

• Живой организм • Живой организм как многофункциональная система периодических состояний
• Биоритмические факторы и творческий процесс • Скоростная болезнь — десинхроноз • 23, 28, 33
• Автоволновые колебания вещества • Околосуточный циркадианный • Средняя лунная • Аспекты

Послесловие В. Молотилова

• Нулевые дни • Органоид времени Зубчатая передача времени • Близкое далёкое



В наши дни мировая наука весьма плодотворно исследует влияние внешних периодических факторов на состояние здоровья и работоспособность человека. Внимание к проблеме обусловлено острой необходимостью в оптимизации разнообразных сфер деятельности активной части населения развитых стран.

Без понимания процессов, протекающих в биосфере, это невозможно.

Выяснилось, что характер этих процессов строго обусловлен давно известными физическими величинами, измеряемыми с высокой точностью, а учёт их влияния на человека поддаётся статистике.

Речь идёт о воздействии на всё живое силовых полей систем Земля-Луна, Луна-Солнце, Солнце-Земля-Луна.

Удалось не только понять следствия этого влияния, но и найти объективные основы его. Естественно, они определяются прежде всего строением человеческого организма, работой его органов.

Однако воздействие внешних периодических факторов на людей динамичного образа жизни, главным образом спортсменов, по ряду показателей имеет свои характерные особенности.

Мы постараемся максимально индивидуализировать их и показать, что подготовка к динамическому акту и протекание его во времени подчиняются объяснимым в терминах научных парадигм причинам. Широко бытующее воззрение на спортивные достижения как на следствие случайности, оправдание их простым везением, должно быть оставлено навсегда. Изучение данной проблемы позволило выйти и на некоторое понимание т.н. “чёрных” и “белых” “полос жизни”, которым до сих пор придавалась лишь мистическая окраска.

В последние годы изучаются не только психологические закономерности деятельности спортсменов, спасателей, военослужащих подразделений специального назначения и т.п. Произошёл реальный прорыв в области знаний, которые способствуют повышению их «отдачи».

В сравнение с людьми “сидячего образа жизни”, профессионалы динамичных сфер деятельности гораздо более чутко реагируют на изменения параметров внешней среды. Оказывается, необходимо сугубое внимание тренеров, менеджеров и спортивных врачей к таким, например, проявлениям солнечной активности, как магнитные бури.

Понимание особенностей внешних циклических факторов применительно к спорту позволяет в широких пределах регулировать индивидуальный тренировочный процесс путём сознательного использования позитивной или негативной внешней ритмической обстановки.

Зачастую достаточно получения индивидом своевременного прогноза состояния его организма на небольшой отрезок времени, чтобы нервная система сама выстроила оптимальную защиту от негативного фактора, либо наиболее эффективно использовала позитивную ситуацию. Возможны и крайние случаи, когда рекомендуется полное “недеяние”.


ЖИВОЙ ОРГАНИЗМ

Для живого организма определяющее значение имеет воздействие на него Вселенной, которое носит строго периодический характер. Эта периодизация обеспечивается взаимодействиями тел космического пространства — их вращением, тяготением, электромагнитными процессами, возмущениями межпланетных силовых полей и многими другими факторами.

Биосфера — тончайшая живая плёнка, функционирующая на границах контакта гео-, аква- и атмо- сфер. За миллиарды лет эволюции она прекрасно адаптировалась к воздействию мощных внешних факторов. Конечно, экстремальные ситуации вызывают мутирование или гибель всего живого. В нормальных же условиях все системы и элементы биосферы чутко реагируют главным образом на слабые и сверхслабые сигналы космического пространства.

Здоровый организм всегда работает в оптимальном режиме. Даже при напряжённой деятельности он обходится минимальными затратами, что достигается слаженными действиями всех его систем, органов и даже клеток.

Главное для живой системы — механизмы её связи с внешней средой, благодаря которой система получает необходимую энергию, за счёт которой каждое мгновение отвоёвывает право оставаться живой. Устройства, осуществляющие эту связь, должны быть совершенны, т.е. исключительно чувствительны к слабым и сверхслабым сигналам — и при этом достаточно энергоёмки. Очень слабый внешний сигнал должен породить реакцию организма, реализующую энергию в миллионы раз большую, чем энергия самого сигнала.

Поэтому можно сказать, что совершенные устройства, обеспечивающие связь между живой системой и внешней средой, должны содержать  усилители, которые естественно назвать биологическими. Ясно, что в реальных условиях живые системы не могли бы существовать без таких усилителей. А реальные условия — это условия, непрерывно изменяющиеся в течение времени суток, месяца, года и т.д.

В окружающей нас среде это: вращение Земли и её движение вокруг Солнца; разнообразная периодичность активности Солнца (11, 22, 90, 600, 2160, 4320, 25920,...., 24·106 и т.д. лет); постоянное изменение взаимного расположение планет; лунные приливы; гравитационные аномалии Земли и т.п. Следовательно, человеческому организму необходимы самые совершенные биологические усилители. И эволюция создала их. Это — клетки нашего организма, настоящие маленькие фабрики по производству энергии, многократному усилению сверхслабых внешних сигналов, иерархическому анализу их характеристик, аккумулированию, потреблению-передаче электрических потенциалов через органы всему организму, являющемуся, в результате, живым электрофизическим генератором.

Клетки достигли верхнего порога чувствительности. Так, через них человеческий организм способен регистрировать не только тепло или холод, цветовой сигнал или механическое воздействие, но и самую малую порцию света — один квант, самую малую порцию химического вещества, вошедшую в соприкосновение с его рецепторами — одну молекулу.

Это говорит о том, что не только клетка, но организм в целом принимает предельно слабые сигналы, поступающие из внешней среды. Одновременно идёт сортировка принятых сигналов по степени их важности, и в зависимости от их характеристик организм по-разному на них реагирует.

Влияние космических факторов на живые системы осуществляется разными путями, часто очень опосредованно. Например, через те же клеточные рецепторы. Но имеется и прямое воздействие, которое осуществляется через электромагнитные колебания. Ими могут быть вариации магнитного поля Земли, различные электромагнитные силовые волны, которые возникают и передаются от Солнца или зарождаются в межпланетном и околоземном пространстве, внутри земной магнитосферы или вблизи земной поверхности. Организм взаимодействует с такими факторами воздействия, сбрасывая лишнюю энергию через органы и клетки в пространство, излучая, таким образом, и сам.

Совсем недавно созданы приборы такой чувствительности, что стало возможным зарегистрировать электромагнитные колебания, которые излучают наши органы: сердце, печень, мозг.

Познание электромагнитной природы человека значительно отстало от изучения других его сторон. Однако наука уже подходит к пониманию того, как осуществляется синхронизация между системами и органами организма, того, что в этом оркестре главную скрипку играет “хозяйственная единица” живой системы — клетка, одновременно являющаяся началом начал всех функциональных процессов жизнедеятельности организма.

Мы не будем проводить подробный анализ устройства и работы организма на клеточном уровне. Отметим только любопытный факт: в каждой клетке имеются функциональные зачатки всех органов человека, большинство из которых законсервировано “за ненадобностью”.


ЖИВОЙ ОРГАНИЗМ КАК МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА
ПЕРИОДИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ

Понимание того, что организм — электрогенератор, а также экспериментальные результаты в этом направлении дали полное совпадение с представлениями древней восточной медицины.

Согласно этим представлениям, энергия, поступающая в организм с пищей и воздухом, в определённом порядке и ритме циркулирует по его меридианам. Она проходит и по органам, связанным с этими меридианами, и по активным точкам на коже. Имеются меридианы типа “ян” (активное мужское начало) и типа “инь” (пассивное женское начало), между которыми имеются связи-переходы “мужского” в “женское” и наоборот.

Все меридианы образуют единую ритмически организованную энергетическую (электрическую) цепь организма, передающую рабочую энергию активности от органа к органу по времени суток, т.е. периодами. Например, с 23 до 01 часов в организме наиболее активен желчный пузырь, с 01 до 03 — печень, с 07 до 09 — желудок, с 11 до 13 — сердце и т.д.

Являясь отдельными участками единой энергетической цепи, меридианы соединены строго определённым образом между собой. Но все эти соединения и переходы из “ян” в “инь” располагаются в пальцах ног, а из “инь” в “ян” — в пальцах рук. И такие соединения не случайны — они располагаются на самых активных участках организма, его “караванных” путях; по ним протекает весь поток энергии, что и используется при лечении внутренних органов. Если на всём пути прохождения энергия не испытывает задержек, то организм работает нормально. Но если какой-то орган болен, соответствующая ему точка на коже это отражает: изменяется её температура, плотность, ощущается болезненность. На точку воздействуют, излечивая тем самым возникшее заболевание.

Сейчас подобные состояния активной точки измеряются приборами, а древние понятия легли в основу современной рефлексотерапии, определившей нашу живую систему — организм — как “электромагнитный каркас с частотно когерентными ветвями взаимодействия”, откуда непосредственно следует, что живой организм — это электромагнитная энергетическая система периодического образа действия.

Но почему живые системы реагируют на внешние раздражители избирательно, не соблюдая принципа: чем больше, тем лучше (хуже)? Иными словами, почему зависимость реакций организма от раздражающих импульсов не подчиняется линейному закону, а выражается нелинейной зависимостью? На первый взгляд кажется, что организм мог быть устроен проще, более предсказуемо, подчиняться линейной зависимости, как множество других систем в природе. Разгадка в том, что это подавляющее большинство — косная материя.

Вернёмся к клетке, ведь именно в ней происходит преобразование сигнала от любого внешнего раздражителя в электрический сигнал. Т.е. клетка переводит информацию о внешнем раздражителе на электрический язык. Возбуждаемые от раздражителя электрические импульсы в клетках следуют друг за другом не беспорядочно, а в определённой последовательности, чем-то напоминая сообщение, кодированное посредством азбуки Морзе. Применяемый клеткой код называют пространственно-временным.

Если сигнал раздражителя ниже определённого порога чувствительности организма, последний не реагирует на него вообще. По мере повышения сигнала раздражителя до уровня порога чувствительности и выше, система начинает реагировать тем сильнее, чем сильнее сигнал извне. Говорят, сигнал находится в зоне чувствительности системы. При достижении сигналом максимума, в этой зоне происходит включение организмом компенсационных защитных систем, поскольку клетки системы могут счесть раздражитель извне небезопасным по силе воздействия. Дальнейшее увеличение раздражителя приводит к тому, что система отказывается от его дальнейшего восприятия. Её чувствительность резко падает. Реакция переходит в зону бездействия. Но если, несмотря на отсутствие ответной реакции, раздражитель продолжает усиливаться, снова включается реакция организма, а соответствующая повторному реактивному включению величина раздражителя называется порогом тотальной мобилизации живой системы (именно это мы и наблюдаем в динамике спортсмена). При дальнейшем увеличении сигнала реакция на него растёт по линейному закону. А при определённой предельной величине сигнала происходит срыв чувствительности организма, после которого тут же наступает его гибель.

Таков многопериодный, а точнее, многофазный ответ организма на внешний раздражитель, который позволяет живой системе наиболее эффективно обеспечивать взаимодействие с внешней средой и свою выживаемость.

Попробуем сконструировать более жёсткую и неизменную (т.е. менее гибкую в отличие от описанной), систему, которую можно было применить в повседневной экстремально динамической деятельности. Если система выстроена по железному принципу: каждый занимает свою, строго определённую позицию с жёстко определёнными инструкциями, то можно хорошо справляться со своей задачей в том случае, когда процесс уже отработан и не меняется. Если же процесс требуется непрерывно изменять (как это и происходит в игровых видах спорта), причём не только “сверху”, но и “снизу”, на уровне созидателей процесса, то жёсткая система его организации не сможет обеспечить эффективную отдачу.

Следовательно, организация процесса должна быть гибкой, и каждый в нём должен делать то, что нужно в данный момент, и делать так, как это нужно сейчас. ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.

Но именно по гибкому принципу и построена работа организма как живой системы. Клетки постоянно распадаются и синтезируются, концентрация веществ в них, а равно и самих клеток в органах, непрерывно изменяясь, колеблется около значений выживаемости системы. Эти колебания не затухают, процесс распада-восстановления длится непрерывно. По такому, наиболее совершенному, принципу работает человеческий организм, сумевший под воздействием внешних раздражителей создать тончайший, а при сознательном подходе — беспроигрышный автоколебательный системный процесс на субклеточном и клеточном уровнях. Таким образом, живой человеческий организм, в частном и в целом, является совершенной автоколебательной системой.

Но что её создало, что продолжает и совершенствует?

Какие факторы выступают предтечей таких совершенных живых систем, как наш организм?


БИОРИТМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ И ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Луне как естественному спутнику Земли посвящено множество научных исследований, в деталях рассматривающих все её физические особенности, орбитальное движение и вращение, связь кинетики Луны с Солнцем и планетами Солнечной системы. В астрофизике система Земля – Луна рассматривается как двойная планета с единым центром массы (барицентр), находящимся на расстоянии 4670 км от гравицентра Земли. Луна — космическое тело с массой чуть более 0,01 массы Земли движется вокруг неё в пространстве со скоростью 3681 км/ч (1,023 км/сек) по эллиптической орбите, наклонённой к плоскости эклиптики под углом 5°09'. Наибольшее удаление Луны от Земли (апогей) — 406800 км, а наименьшее (перигей) — 356400 км. Среднее принятое удаление — 384400 км.

Если условно считать, что Земля неподвижна в пространстве, то Луна в качестве спутника Земли при своём движении вокруг неё через повторяющиеся интервалы времени будет находиться в определённых, видимых с Земли, точках небосвода. При всех сложнейших конфигурациях околоземного орбитального лунного движения, наш спутник имеет одинаковые, повторяющиеся во времени, из месяца в месяц, положения среди звёзд. Один такой повторяющийся период называется сидерическим (от лат. “сидус” — звезда), что составляет 27,321661 астрономических земных суток. Когда же изменяются положение Луны по отношению к Солнцу и угол между направлением от Земли к Солнцу и Луне, то наблюдается смена фаз Луны. Одинаковые лунные фазы повторяются через 29,5305882 земных суток, что составляет лунный синодический период (от лат. “синодус” — сближение) или лунный месяц по фазам.

Но Земля движется, и различие этих двух лунных величин обусловлено её орбитальным движением вокруг Солнца.

Итак, сидерический месяц отражает положение Луны среди относительно неподвижных дальних звёзд; синодический месяц — угловое расположение Луны по отношению к Солнцу и Земле. Существуют ещё и другие периоды, такие как аномалистический, драконический, но здесь мы рассматривать их не будем.

Все приведенные периоды характеризуют пространственно-временные особенности движения Луны в космосе, определяющие её связь с другими телами Солнечной системы, отражённую в параметрах лунной орбиты. Период вращения Луны вокруг собственной оси равен периоду её обращения по орбите. Это равенство осевого и геоцентрического вращения Луны приводит к тому, что к Земле обращена одна и та же сторона лунного диска.

Из-за гравитационного влияния Солнца и больших планет на Землю и Луну, все параметры орбитального движения Луны постоянно изменяются в некоторых пределах. Так, например, наклон плоскости лунной орбиты к плоскости эклиптики меняется в пределах от 4°59' до 5°17', эксцентриситет изменяется от 0,044 до 0,072 и т.д. Скорость движения Луны относительно звёзд выше солнечной скорости и составляет 13°2', смещаясь на 30' каждый час, тогда как Солнце за сутки проходит угловое расстояние в 1° дуги. Установлено, что Луна и Солнце синтезируют влияния отдалённых планет на Землю.

Такое описание движения Луны мы приводим для понимания сложности трактовки процессов, связанных с нашим естественным спутником.

Солнце и Луна оказывают наибольшее гравитационное влияние на Землю и её оболочки — воздушную, водную и земную, а также на биосферу, причём влияние Луны оценивается в 2,2 раза выше солнечного.

Это влияние — как прямое, так и косвенное — весьма многообразно. Самыми значительными его проявлениями являются океанические приливы. Этот грандиозный по своим масштабам процесс, охватывающий всю Землю, все её оболочки, вызывается ничтожными по величине колебаниями силы тяжести. Однако, их оказывается достаточно для того, чтобы приводить в движение миллиарды тонн воды, земной тверди и воздушных масс. Менее известны земные и атмосферные приливы, которые не так очевидны, но тоже имеют глобальные масштабы. Так, в верхней мантии Земли, в самой внешней оболочке земной коры, сила притяжения Луны и Солнца вызывают периодические подъёмы и опускания поверхности. Под влиянием Луны поверхность Земли поднимается максимально на 35,6 см и опускается на 17,8 см, в то время как Солнце вызывает колебания поверхности соответственно до 16,4 см и 8,2 см. Т.о., общая величина колебаний земной поверхности составляет 78 см: 53,4 см под влиянием Луны и 24,6 см — Солнца.

В атмосфере также происходят масштабные изменения, усиленные периодическим нагревом от Солнца, — изменения атмосферного давления, например.

В структуре приливной волны имеются две основные составляющие — лунная и солнечная, в которых выявлено несколько компонент: долгопериодные (недельные и месячные) и короткопериодные (суточные, полусуточные и третьсуточные).

Для последующего анализа периодически изменяющихся состояний человека, влияющих на течение его жизни и деятельности, важна не только вся тонкая структура спектра лунно-солнечных волн и полуволн, но, главным образом, наличие коротко- и долгопериодных составляющих. Они определяют биоритмику живых организмов, самых различных процессов в них, указывая тем самым на большую роль гравитационных приливообразующих сил в качестве внешнего синхронизатора состояний.

Из всей огромной совокупности внешних факторов (газовые, световые, температурные, радиационные, звуковые и др.) только гравитация и геомагнетизм являются, как оказалось, определяющими для жизни на Земле. В сравнении с другими естественными факторами они отличаются рядом важнейших свойств, действовавших с самого начала образования Земли как планеты Солнечной системы. Главное из них — наименьшая изменчивость. Кроме того, им присуща чётко выраженная периодичность проявления в природных условиях. У других факторов внешней среды в широких пределах изменялись амплитуда, интенсивность, мощность потоков, спектральный состав, сила воздействия, причём происходило это даже в небольших по времени периодах эволюции; в то время как физические параметры двух факторов — гравитации и геомагнитизма — мало изменились с начала эволюции живых существ на Земле. Инверсии геомагнитного поля, т.е. смена полярности магнитных потоков, были редким явлением в начальный период истории Земли, да и в более поздние времена (кайнозой, мезозой), они разделялись периодами в миллионы лет.

Другая их важная особенность состоит в том, что оба являются всепроникающими физическими полями. Ничто на Земле или в пределах её влияния не может быть экранировано от воздействия этих полей. Они оказывали и оказывают колоссальное влияние на все живое, изливаются совершенно свободно, без всяких энергетических и информационных потерь, на любые расстояния. Они были и остаются незримым и постоянно действующим каналом связи между Космосом и Землёй.

Эту особенность гравитации и геомагнетизма уже принято называть свойством энергоинформационной оптимальности, поскольку они передают живым системам информацию о внешней среде и её изменениях наиболее экономичным способом — без энергетических затрат, без каких-либо информационных потерь и шумов — и с наибольшей скоростью, которая возможна для геофизических факторов.

Таким образом, гравитация и геомагнетизм — идеальные “посредники” между окружающим пространством и живыми системами. Особенно важно, что они несут в себе полную пространственно-временную информацию о космических объектах, процессах, протекающих в них, одновременно “сообщая” в Космос о наших индивидуальных энергетических состояниях. Одним словом, эти факторы наиболее важны для жизнедеятельности живых существ, их ориентации во времени и пространстве.

Имеется ещё одно определяющее свойство гравитации и геомагнетизма как эволюционно значимых факторов среды: в отличие от температуры, освещённости и т.п. скалярных величин, оба они — векторные. Именно векторный характер гравитации и геомагнетизма обусловил их приоритет в пространственно-временных характеристиках среды, её своеобразного “пространственно-временного каркаса”. Можно предположить, что этот “каркас”, определяемый пространственным расположением звёзд и планет, с его периодически повторяющимися параметрами, был именно той необходимой абсолютно устойчивой системой, в рамках которой проходила вся эволюция Земли.

Это даёт основание считать, что началом эволюции было образование биогидросферы под действием силовых факторов космических тел.

Следует особо отметить, что среди постоянно действующих факторов среды имеется ещё один, изначально остающийся эволюционно значимым. Это вращение Земли вокруг своей оси и её движение по орбите вокруг Солнца. Возникающая при этом сила Кориолиса является ещё одной составляющей “каркаса”, потому что даже очень медленные вращения живых организмов (один оборот в сутки или за час) приводят к значительным изменениям в них. Например, биоритмика растений, подвешенных на длинном качающемся маятнике, отличалась от биоритмики растений, находящихся на столе. Возможно, поэтому особое значение для живых систем имеют вихревые токи и поля.

Поскольку живые системы чутко реагируют на указанные физические факторы, можно предположить, что в них наряду с конкретными специальными рецепторами, различными в зависимости от степени сложности организации живой системы, есть и неспецифические механизмы рецепции этих физических факторов.

Таковы три важнейших геофизических фактора, действующих на живые организмы на всех этапах их развития с момента образования зиготы, в течение эмбриональных стадий и во взрослом состоянии. Естественно, и другие факторы внешней среды оказывают своё действие на эволюцию, но живые системы смогли избежать их влияния, защититься от губительного действия сверхпороговых доз и интенсивностей световых, радиационных, температурных и газовых факторов среды.

Исследованиями установлено, что во временных рядах периодических изменений параметров гелиогеофизических процессов и физиологических показателей у человека прослеживается сложная ритмическая структура, синхронизированная с гравитационным действием Луны и Солнца. Выявление этой связи между гелиогеофизическими факторами и ритмами функциональных процессов показало, что живой организм способен соотносить задающий ритм факторов внешней среды с различной кратностью к основному ритму, т.е. способен работать в режиме делителя частоты. При этом установлено, что Луна действительно является космическим телом, движение которого полностью соответствует движению Солнца в тех параметрах, которые для нашей системы расчётов состояний человека являются основополагающими.

Всё, сказанное выше, даёт возможность представителям любых групп общественной деятельности, а по ряду уже обозначенных причин — представителям динамичной деятельности в особенности — сознательно регулировать эффективность личного участия в спортивном, тренировочном и других процессах.


СКОРОСТНАЯ БОЛЕЗНЬ — ДЕСИНХРОНОЗ

Что будет, если наземные условия, обеспечивающие жизнедеятельность организма, сразу превращаются в надземные или подземные?

Оказывается, реакция организма пилота орбитального космического аппарата и горнорабочего очистного забоя шахты имеет гораздо больше сходства, чем различий. И главное сходство состоит в предельных, пограничных для биосферы зонах их размещения, даже кратковременное пребывание в которых изменяет привычный ритм жизни.

Пилот орбитальной станции облетает планету примерно за 90 минут, пересекая при этом все её 24 часовых пояса, т.е. в 16 раз быстрее привычного “проживая” собственные сутки, за один раз съедая завтрак, полдник, обед и ужин. Конечно, он не будет потреблять в полёте свою суточную норму пищи в 64 раза чаще. Напротив, пилот питается вполне размеренно, согласно своим земным привычкам. Но вот его пищеварительная система и слышать об этом не хочет. Она выделяет все полагающиеся соки и ферменты в точном соответствие с его новыми девяностоминутными сутками, т.е. в 64 раза чаще. Впрочем, это поправимо приёмом во время полёта каких-нибудь специальных таблеток, тормозящих частоту реакций желудочно-кишечного тракта. А за ними — других таблеток после полёта, во время реабилитационного периода на Земле. А потом — третьих таблеток, исправляющих действие первых и вторых. И, наконец, четвёртых, при помощи которых надо будет спасать разрушенный всеми предшествующими таблетками иммунный механизм пилота.

Необходимость таких корректировок вызвана, оказывается, длительным пребыванием астронавта вне Земли, при этом даже ближний космос вызывает состояние организма, получившее название десинхроноз (распад циклической настройки организма во времени), крайне негативно влияющий на всю клеточную ритмическую структуру.

Проблема десинхроноза не стояла столь остро, когда скорость передвижения людей по земле была согласованной с их естественными возможностями. Но при наступлении эпохи искусственных скоростей, спортивной динамики — явлению десинхроноза подвержены практически все. Где же выход? Оказывается, в самом человеке.

Если бы он мог знать о наступлении своих индивидуальных “критических” суток, преодоление явлений десинхроноза было бы куда более эффективным, даже без помощи психологов. Зная о таких днях заранее, человеке “подготавливает” некоторый защитный резерв сил, активизируется запас его собственных возможностей, помогающих преодолеть последствия этого явления. Иными словами, проблема заключается в предварительной настройке индивидуальной психической матрицы организма. Дело за малым — понять суть этих самых “критических” суток и научиться их рассчитывать.


23, 28, 33

Впервые явление десинхроноза и его мощное влияние на человеческий организм было документально зафиксировано в 1931 году. Профессиональный американский лётчик Вилли Пост совершил на своём “Винни Мэй” восьмисуточный кругосветный облёт Земли в восточном направлении, по ходу её осевого вращения. После этого лётные качества пилота настолько ухудшились, что почти год он не мог даже прикоснуться к штурвалу самолёта.

Впоследствии выяснилось, что организм, “летающий” подобным образом без специальной предварительной и систематической тренировки по соответствующей программе, не в силах приноровиться к смене часовых поясов, если её частота происходит в течение продолжительного времени со скоростью свыше двух часов в сутки. Выходит, что в то время, как наша “оболочка” оказывается способной перемещаться в пространстве с самой высокой, доступной воображению, скоростью, путешествие “внутреннего” организма реально ограничено скоростным пределом лишь в 3500 км/час.

Явление десинхроноза мгновенно стало общественно-сенсационным пугалом, на чём прилично заработали коммерсанты, разрекламировав так называемую “Теорию трёх биоритмов” и запустив в оборот всяческие хитроумные приспособления для их расчётов.

Отдадим должное творческой интуиции тех, кто подметил на практике величину и смену этих суточных циклов с критическими сутками, названных ими биоритмами. При этом они были бесконечно далеки и от астрономии, и от физики, и от математической статистики.

В конце позапрошлого века в одно и то же время берлинским хирургом-отоларингологом Вильгельмом Флиссом и психиатром из Венского университета Германом Свободой было замечено, что интенсивность кровотечения при хирургических операциях, скорость заживления ран, нарастание и спад удушья при астматических приступах у больных “грудной жабой”, агрессивно-депрессивные состояния душевнобольных и многие другие подобные явления каким-то образом связаны с двумя временными периодами длительностью 23 и 28 суток, а также полупериодами и четвертями этих величин.

Собрав по своим наблюдениям солидный фактический материал, врачи представили эти периоды как 23-дневный цикл “мужской потенции”, а 28-дневный — как известный “женский” физиологический цикл. Флисс даже опубликовал обширную монографию с очень немецким по скрупулёзности и дотошности названием — «Взаимосвязи между носом и женскими половыми органами», где попытался дать научное обоснование вопроса. Эти периоды стали известны под названием, соответственно: физический и эмоциональный ритмы. А в 20-х годах нашего столетия за инженером из Инсбрука Алфредом Тэлчером был открыт менее выраженный, третий 33-суточный или “интеллектуальный” ритм.

Как всегда, в прессе по поводу этих открытий развернулась сенсационная дискуссия, первооткрыватели, почуяв выгоду, стали оспаривать друг у друга пальму первенства и публично поругивались до тех пор, пока первая мировая война не прекратила их споры.

По наступлении мира эта проблема вновь оживилась: прежние находки попали в руки предприимчивых дельцов. Серьёзным учёным, занятым в то время изобретением атомного оружия, было не до “биоритмики”. Представители остальных научных отраслей обращались вокруг тех же проблем, поскольку они имели государственные приоритеты, а, стало быть, хорошо финансировались.

Итак, возникнув вновь лишь в 30-х годах века, “теория трёх биоритмов” нашла пристанище на рынке коммерческих услуг, где продавалось и потреблялось всё что угодно. И опять, исчезнув из поля зрения мировой общественности уже из-за второй мировой войны, “теория” испытала третье рождение — уже в 60-х годах.

Снова — “бум” в прессе, сенсация, доводы “за” и “против”, свидетельства и лжесвидетельства о неопровержимых научных подтверждениях явления. Рынок, естественно, не дремал. Фирма “Касио” наладила выпуск микрокалькуляторов и наручных часов в простом и престижном исполнении для биоритмических расчётов с наглядными цифровыми показаниями. “Игрушки с биоритмами” вошли в моду, и в аэропортах мира замелькали деловые люди, рассчитывающие на ходу не только прибыли или расходы, но и собственную “биоритмическую” способность их делать.

Пик моды пришёлся на конец 60-х, когда созданные на основе “теории” программы стали широко внедряться в промышленность развитых стран мира с целью повышения надёжности получения всё тех же прибылей и снижения убытков при учёте критических дней каждого работника той или иной фирмы. Сюда же входили и вполне гуманные задачи укрепления охраны труда и производственной техники безопасности. Но вот с прогнозами что-то не заладилось: сверх обычной статистической частоты корреляция между реальными событиями типа “несчастный случай” и учётом индивидуальных критических дней наблюдалась на уровне совпадений. А когда дело дошло до военно-оборонных ведомств и НАСА, где необходимо повышенное обеспечение степени безопасности специалистов или ценных грузов, учёные всерьёз проверили “теорию”, которая такой проверки не выдержала, да и выдержать не могла. Так, после третьего рождения, “Теория трёх биоритмов” становится persona non grata. Но навсегда ли?


АВТОВОЛНОВЫЕ КОЛЕБАНИЯ ВЕЩЕСТВА

Напрашивается три варианта ответов: либо попытки разрешения этой проблемы самой наукой были до сих пор безрезультатны; либо проблема как таковая вообще не возникала на научном горизонте; либо большинство учёных ангажировано в области исследований, мало связанных с “циклическими” интересами нашей цивилизации.

К примеру, достаточно ли пытались современные учёные разобраться в запутанной, но всегда сопутствующей человеческому знанию астрологии? Ведь сказки о том, что она — мать нынешней астрономии, по меньшей мере наивны, ибо астрология, хотя и утратившая свои основы и свои тайные ключи, не столько занималась разведкой небес, сколько именно цикличностью событий с привязкой их к конкретному объекту. Клеймо “ненаучность и заблуждения”, которым в учёной среде награждают само понятие “астрология”, — пустышка, поскольку у официальной науки нет никаких контраргументов.

Если взять “лунную астрологию” ведантистов, то станет очевидным, что там астрологией, в принятом негативном смысле, и не пахнет. Скорее, это древняя астрономическая математика, отшлифовавшая присущие ей знания, методы и приёмы до невероятной — даже по нашим избалованным представлениям — точности и простоты, за которой, впрочем, скрывается нечто, науке пока недоступное.

Эта система, резко отличавшаяся от множества других, дошедших до нас астрологических систем, не только вела и сохранила (к сожалению, в глубокой тайне) результаты древнейших наблюдений за космическим пространством, куда мы относим Метагалактику и, более, — Вселенную, но и оказалась способной делать “земные” прогнозы, сконцентрировав свои знания, что называется, в точке. Движение лунных узлов и солнечно-земная прецессионная связь — вот расчётный метод её прогнозов. Неспроста, по-видимому, точность и чёткость прогнозов тех или иных событий, выдаваемых индийскими браминами, поражала воображение “гадателей” и магов Древнего мира.

Нечто подобное происходит сейчас и с биоритмологией. Однако надо отметить, что против циклической природы мира в научной среде никто, кажется, не возражает. А это значит, что проблема уже набрала достаточную для объективного научного подхода “критическую” массу, “взрывается” помаленьку, обретая те подвижки, которые могут стать залогом её дальнейшего развития.


ОКОЛОСУТОЧНЫЙ ЦИРКАДИАННЫЙ

Между тем, наличие закономерности в событиях типа “авария”, “несчастный случай” или простая событийная повторяемость продолжали угадываться на уровне интуиции. Известно, что и рядовые граждане, и политики, и предприниматели, и даже учёные теперь частенько пользуются прогнозами астрологов и разного рода предсказателей, на которых богато наше неспокойное время. Но всё более сложные отношения человека с созданными им технологиями потребовали в возрастающей степени прогнозов, гораздо более достоверных, чем неосязаемая интуиция ясновидящих. Волей-неволей западным биологам пришлось начать фундаментальные исследования по проблемам цикличности событий и связанных с ними поведенческих функций организма. Но начать с нуля.

Сейчас американскими биологами экспериментально подтверждён всего лишь один из множества циклов — свободнотекущий околосуточный циркадианный ритм длительностью 24,85±0,05 часа.

Надо сказать, что возможности западных исследователей несоизмеримы с отечественными. Их лаборатории для работ по проблемам такого рода, которых только в США добрых пара десятков и все — при ведущих университетах и крупнейших научных центрах страны, великолепно оснащены, рабочий процесс в них превосходно организован, а методы их специалистов по изучению циклических функций живой клетки и организма выше всяких похвал.

В результате сотен тысяч экспериментов с простейшими организмами биосферы — водорослями, а также с ритмообразующими группами органов насекомых (мушка-дрозофила, девственная комариная самка) и высших животных (обезьянки, собаки) —  удалось выделить клеточный организатор ритма, “живой кристалл времени”!

Это “устройство”, присутствующее во всех клетках организма, обладает информационно-энергетической и электромагнитной волновой природой.

Каждая из множества волн “живого кристалла времени” имеет свой собственный частотный диапазон, на котором воспринимается или излучается какой-нибудь один из характерных сигналов. Волны имеют свои собственные характерные длину и спектральную окраску. Они движутся в “живом клеточном кристалле времени” вкруговую, спирально заворачиваясь около двух параллельно пронизывающих “кристалл” осей — осей сингулярности. Эти оси имеют определённый поперечный размер, отличный от нулевого, однако внутри их нет никакого движения. Вращения волн вокруг обеих осей сингулярности противоположно направлены и напоминают встречное движение двух механических шестерён, находящихся в соединении.

Такая волна образуется внутри каждой клетки и взаимодействует с подобными волнами других клеток. Создавая все вместе общее движение, они образуют спиралевидную пространственную поверхность, вращение которой и задаёт собственный ритм клеточной глобулы, или ассоциации родственных клеток той или иной части органа.

Каждый орган, состоящий из множества групп однородных клеток, или глобульных конгрегаций, создаёт свой собственный групповой ритм, в каждый момент времени лишь частично синхронизированный с моментальными ритмическими колебаниями других однородных клеточных групп, а так же клеточных групп других органов. В целом все группы “ритмируют” так, что общий ритм организма складывается в циркадианный, т.е. 24,85±0,05 часа. В естественных для организма условиях этот ритм равномерен и очень точен в течение суток для каждого отдельного биологического организма вида.

Так не происходило бы, будь эта структурная информационно-энергетическая спираль разомкнутой. Она имеет временной и циклический характер, а волновые явления такого рода в нашем “четырёхмерье” обязательно замкнуты. Именно поэтому её движение формируется в замкнутый тор, “бублик”, что в миниатюре повторяет форму большого пространственно-временного континуума. Этот “бублик” со сложной поверхностью, образованной синхронно вращающимися вокруг двух общих осей сингулярности спиралями, заключает в себе ещё одно фундаментальное качество: каждая точка его спиралей способна перемещаться в нескольких направлениях — вдоль, поперёк и вокруг тора.

Любой известный организм земной биосферы — это материально-информационный носитель всякого рода событий, как моментальных, так и протяжённых во времени. Он окружён созданным его же торсионами вращения индивидуальным силовым полем, также имеющим сложно закрученную спиральную структуру.

Через это поле опосредствовано осуществляется связь между организмом и внешним миром, задающим условия существования в нём особи в полном соответствии с их циклическими пространственными характеристиками. А поскольку движения этого поля теперь, в принципе, можно было бы и рассчитать, то ему возможно задать координатную систему отсчёта, определив начало отсчёта этой системы, или нулевую точку её координатной сетки.

При этом окажется, что проекция силовой спирали на плоскость системы координат будет иметь вид синусоидальной кривой с пунктами “переломов” в нижних и верхних точках — экстремумов. А это означает, что имеется цикл, в котором есть точки его начала, середины и окончания, образующиеся при пересечении проекции кривой с проекцией оси сингулярности, а также верхний и нижний пределы.

Всё это, вместе взятое, — очень точные биологические часы организма, реагирующие независимо от нашей воли и сознания даже на самые незначительные сигналы постоянно изменяющихся условий внешней среды и каждый раз подстраивающиеся под эти изменения. В определённых пределах, разумеется, ибо за этими пределами биологические часики перестают “тикать”, клетка погибает, а если происходит сверхдопустимое превышение предела, то погибает и организм. Благо, однако, что миллиардолетняя эволюционная информация, аккумулированная в живой клетке, позволяет варьировать эти пределы в достаточно широких диапазонах.

Такая картина, конечно же, предельно схематична, и вся приведенная статика очень далека от реального процесса моментальных динамических превращений перемещающихся замкнутых временных спиралей. Но представление о сложной ритмической работе организмов и их клеток она всё же даёт.

Исследуя возможности безостановочного хода биологических часов и пределов выживаемости клетки, американские биологи научились искусственно регулировать состояние “живого кристалла времени” простейших представителей биосферы. Эта ювелирная работа заключалась в подаче позитивных или негативных раздражителей-стимулов как в заранее избранные пункты отдельной ритмической спирали, включая различные участки её оси фазового сингулярного состояния, так и на клетку в целом.

Позитивный или негативный характер стимула — очень условное определение. Но множество проведенных экспериментов позволили определиться в характере стимулов. В основном, стимуляция “живого кристалла времени” производилась направленным световым лучом или мгновенной световой вспышкой разных цветов спектра, интенсивности и длительности. Реже, в качестве стимуляторов, применялись удар электрического тока или радиоактивное облучение.

Оказалось, что позитивным стимулом можно сдвигать фазы биологических часов, т.е. как бы переводить их стрелки, искусственно подстраивая часы под изменяющиеся внешние условия и, таким образом, помогая организму их легче переживать. И вот что любопытно: подстроенные в ту или иную сторону, биологические часы лишь занимали новое фазовое положение, но продолжали идти дальше в том же циклическом режиме, ни на долю секунды не изменяя длительности временного периода, изначально заданного им природой. Это всё равно, что взять и переложить с места на место (но не в летящий со скоростью света объект) идущие механические часы: они никак не меняют собственных показаний.

Вот и экспериментаторам никакими усилиями не удавалось “сбить” часы с циркадианного суточного времени, присущего данному биологическому виду. А это означало, что с созданием искусственных препаратов подстройки организма для облегчения явлений десинхроноза, массово возникающих, к примеру, при трансмеридианальных скоростных перемещениях, придётся пока повременить.

В пределах полосы допустимого диапазона биологи попытались останавливать и вновь запускать биологические часы, используя негативные стимулы воздействия. Но при этом “часики” либо возмущались, и их ход становился спонтанно непредсказуемым, что напоминает гибельные фибрилляции при сердечной аритмии, или же вообще останавливались, но организм при этом не погибал, а впадал в состояние, подобное глубокому анабиозу, выход из которого был никак непредсказуем и зависел от совершенно случайных факторов.

Однако постепенно выяснилось, что широко задуманная программа борьбы с десинхронозом недостаточна, вернее, — самодостаточна, что без нахождения и учёта всего ритмического спектра организма любые исследования в этой области приведут, в лучшем случае, к получению блистательных результатов (вроде впечатляющей находки “живого кристалла времени”) по каким-нибудь частностям, не разрешая проблемы в целом. Итак, в результате прекрасно выполненной широкой программы американских исследований, мы имеем:

• выделение лишь одного из множества естественных природных ритмов, присущих живому веществу — околосуточного циркадианного;

• отсутствие объяснения связи частных фазовово-временных синхронизаций отдельных клеток с циклической работой организма в целом;

• отсутствие учёта сил, формирующих найденный околосуточный циркадианный ритм; никак не объяснена сама величина полученного цикла в 24,85±0,05 часа.


СРЕДНЯЯ ЛУННАЯ

Но что же это за величина? Уж очень походит она на период приливного гравитационного воздействия нашего спутника — Луны — на гидросферу Земли. Действительно, в идеале Земля вращается внутри собственной водной оболочки с суточной скоростью в 24 часа. А так называемый приливной горб или пик суточного поднятия вод мирового океана всегда ориентирован в сторону положения Луны относительно нашей планеты. За одни земные сутки Луна перемещается по небосводу на определённую угловую величину. И когда какая-нибудь, допустим, сутки назад выбранная нами, земная точка совершит полный суточный оборот, то до пересечения с “лучом” приливного влияния Луны ей необходимо довернуться ещё примерно на 0,85 часа.

Но ведь живая клетка — это жидкостный раствор, водно-коллоидная капля. И это значит, что её поведение относительно Луны такое же, как и всей земной гидросферы, т.е. клетка испытывает гравитационные воздействия с теми же приливными эффектами.

Если теперь перевести эмпирическую величину 24,85±0,05 часа в некоторое, астрономически точно определённое, значение лунного месяца, то окажется, что оно и есть “ключ” к околосуточному циркадианному ритму организмов. Остаётся получить это значение.

Приведём эллиптическую лунную орбиту обращения вокруг Земли к круговой. При этом её радиус, как уже упоминалось, составляет 384400 км. Представим также, что Луна обращается вокруг центра масс Земли, совпадающего с её геометрическим центром. Радиус центра до условной линии земной поверхности также известен и в среднем составляет 6400 км.

Тогда общий радиус R орбитальной лунной окружности, приведенной к геометрическому центру системы, составит:


R=384400+6400=390800 км,


а её протяжённость будет равной:


2πR=2·3,14·390800=2455500 км
(орбитальная лунная скорость принята равной 1 км/с).


В земных сутках содержится 86400 секунд. Тогда Луна должна замкнуть орбитальный круг (L) за:


L=2455500:86400=28,42 суток.


Эта величина существенно отличается от средних значений синодической (29,53) и сидерической (27,32) лунных величин. Понятно, что, даже при ходе по эллиптической орбите, наш спутник не мог бы так сильно “скакать”. Тогда — что же это за величина в 28,42 суток? Предположим, что влияние Луны на земных обитателей определяется не её видимыми фазами (синодическая величина, равная 29,5305882 земных суток), обыкновенно учитываемыми во всех без исключения циклических исследованиях. И не значениями сидерического лунного месяца (средняя астрономическая величина 27,321661 суток), также постоянно учитываемого исследователями. Возьмём и выберем значение “нормали” лунного влияния, своего рода, центральную ось луча лунного конуса, которую определим как полусумму синодического и сидерического значений лунного месяца, что астрономически точно известно. Обозначив этот период через Т2, получим:


T2 = (27,321661 + 29,5305882):2 = 28,4261246 суток.


Эта постоянная величина Т2 оказалась, весьма примечательной. Многочисленные расчёты, произведенные по ретроспективным событиям: уход людей из жизни, аварии на производстве, происшествия типа “несчастный случай” — несомненное тому подтверждение. Практически во всех результатах так или иначе присутствует период Т2 или его полупериод, или его фазовая четверть — “лунная неделя”, равная Ф2=7,10653115 суток. Это давало возможность представить “живой” циклический процесс как синусоидальную периодическую кривую в некоторой координатной системе с началом отсчёта в пункте “День рождения” носителя событий, а также с характерными точками на координатной оси 0,0; 0,25; 0,5; 0,75; 1,0 (0,0) каждого отдельного периода, что, соответственно, равнялось количеству суток:


0; 7,10653115; 14,2130623; 21,31959345; 28,4261246.


Иными словами, жизнь человека представала как один большой период, разделённый на малые, строго дифференцированные во времени циклы.

При дальнейших исследованиях и переписке со специалистами-биологами разных стран выяснилось, что точный период вынашивания человеческого плода от зачатия до его рождения, т.е. перинатальный период, в огромном большинстве случаев, равен 10Т2, или 284,261246 суткам. Или 40 лунным неделям (до этого времени перинатальная величина принималась равной 280 дней, или 40 солнечно-календарных недель, или 9 солнечных месяцев).

Далее, в результате изучения околоосевого обращения жёсткого фонового излучения Солнца, произведенного группой бельгийских астрономов, оказалось, что его период также в точности соответствует Т2. Недаром с древних времён Луну называли “измерителем” — “mas”.

А ещё более детальная работа с Т2 выявила совсем уж удивительные вещи: эта величина пронизывала судьбы представителей отдельных социально-общественных групп единой нитью во времени. Ею оказались “прошиты” Калигула, Нерон, Иоанн Грозный, Сталин, Ленин, Маркс, Хрущёв, Кастро, Гитлер, Хусейн, Пол Пот и многие другие, ушедшие в прошлое или ныне живущие и действующие персонажи этой малопочтенной публики. При помощи Т2 поддавались корреляции судьбы близнецов, оказались связанными жизненные задачи Александра Невского и Георгия Жукова, ритмически неизбежно повторены: гибель Чкалова и Гагарина, убийство Линкольна и Дж. Кеннеди, духовное родство Лермонтова и Байрона, Есенина и Высоцкого.

Кроме этого, Т2 определяла причинно-следственную последовательность внешних событий, не связанных непосредственно с состоянием организма человека.

Всё это дало основания счесть величину Т2 фундаментальной постоянной — по меньшей мере для околосолнечного космоса — в ряду подобных констант: гравитационной постоянной, скорости света, постоянной Планка. Вполне допустимо полагать, что квантование космоса соответствует этому числу. В дальнейшем Т2 превосходно “объединила” и природу чисел, и теорию относительности (в области некоторых отдельных выводов), и те два из трёх, остававшихся неразрешёнными, “биоритма” (ведь Т2 — ни что иное, как скорректированный “женский” цикл нашумевшей и забытой “теории”), и, наконец, величину свободнотекущего околосуточного циркадианного ритма.

Применяя в расчётах величину Т2 по известному способу: календарное начало отсчёта — это дата рождения субъекта плюс суммарное число суток вплоть до интересующей даты с последующим делением этой суммы на Т2, — появилась идея о существовании дополнительных циклов, производных от Т2.

Так и оказалось. Ведь условная графическая линия Т2 должна иметь вид четырёхмерной пространственно-временной движущейся спирали, а её движение должно отвечать принципам общей теории относительности, в геометрической интерпретации которой каждая пространственная точка задаётся минимум тремя геометрическими и одной временной координатами: (Х123)Т.

Тогда, из условий арифметизации пространства-времени Минковского-Фридмана, следовало, что состояние события как пространственно-временного элемента должно соответствовать уравнению его равностоящих относительно начала отсчёта координатных пунктов Х2132, решения которого до сих пор найдено не было.

Работая с числовыми рядами Фибоначчи, удалось вычленить дополнительные условия к этому уравнению, позволившие обратить его в систему, имеющую решение. В результате, был получен ряд первых и вторых циклических производных, значения которых полностью удовлетворяли поставленной задаче, что с успехом было подтверждено положительными результатами расчётов ретроспективных и прогнозируемых событий. В настоящее время данные производные величины в их расчётном числовом выражении представляют ноу-хау. Поэтому, к сожалению, числовых значений производных периодов мы пока вынуждены не разглашать.

Здесь же отметим, что полученные постоянные величины периодических состояний дают количественные результаты, коррелирующие излучениям энергетических центров организма человека (чакров), располагающихся вдоль переднего и заднего срединных меридианов. Их, как известно, восемь (октава) плюс лунная составляющая суточного состояния организма.

Эта работа позволила также найти некоторую суммирующую величину ритмического действия организмов, условно названную биологическим годом, значение которой


Тбиол=248,72859025 суток.


Десятая часть этой величины, т.е. 24,872859025 суток, как выяснилось, в точности соответствует периоду смены знаков межпланетного магнитного поля (ММП), а, стало быть, и значению зависимой от ММП той нашей индивидуальной энергоинформационной оболочки, которую мы называем биополем, а древние называли “аурическим яйцом”. Выраженная же в часах суток (что топологически совместимо), эта величина есть ни что иное, как тот самый свободнотекущий околосуточный циркадианный ритм, выявленный американскими биологами.

Все чакры сгруппированы по трём взаимосвязанным уровням человеческого организма (а речь идёт именно о нём): нижнему, среднему и верхнему или высшему (ввиду исключительно важных эволюционных качеств последнего).

К нижнему уровню организма относятся центры: инстинктивно-половой, опорно-двигательный и контролирующий их, тот самый “физический” (физиологический) — с чакрами, соответственно: муладхара (копчик), свадистхана (область лобка), манипура (пупочная область, или “точка трёх обогревателей”). Последний чакр одновременно имеет отношение к следующему, среднему уровню, выступая, с одной стороны, как связь с нижним уровнем, а с другой, — в качестве нижнего самостоятельного энергетического центра среднего уровня организма.

Тогда в энерго-информационную группу среднего уровня входят центры: “физический” (или физиологический), сердечно-эмоциональный и “интеллектуальный” (или дневного сознания) — с чакрами, соответственно: манипура, акитра (солнечное сплетение), анахата (сердечная) и вишудха (область в основании щитовидной железы). Вишудха осуществляет контроль за обменными процессами организма и внешней среды обитания, подаёт сигналы об этом мозгу и посреднически передаёт сигналы от мозга частям организма, участвует в общей сознательной оценке реальной обстановки, связывает средний и высший уровни, самостоятельно выступая в последнем как его нижний энергетический центр.

В третью, высшую уровневую группу входят следующие центры: “интеллектуальный”; памяти подсознания, или так называемый “суправитальный”; сверхсознания и интуиции, или “супраментальный” — с чакрами, соответственно: вишудха, аджна (или “агни” с центром в основании лба) и сахасрара (родничковая область темени). Последний непосредственно связан с тонкими информационными сигналами, непрерывно поступающими из космического пространства. Через него также осуществляется связь носителя сознания — человека с ноосферическими слоями Земли, где каждый из нас имеет свою собственную информационную ячейку, “пси-матрицу”, где точнейшим образом фиксируется всё, что происходит с нами в краткий период существования на Земле.

Не меняя уже принятых некогда нами обозначений, имеем пакет циклов:

Т4 – муладхара; Т5 – свадистхана; Т1 – манипура; Т6 – акитра; Т2 – анахата; Т3 – вишудха; Т7 – аджна; Т8 – сахасрара; а также суточная лунная кривая. Все они имеют известные значения, где дополнительно учитываются их полупериоды и фазы. Из их значений легко вычисляются частота излучения каждого чакра, частота восприятия ими соответствующих пространственных вибраций и прочие характеристики.

Основным возражением ряда биологов, принципиально согласных с влиянием на биосферу величины Т2 и её производных, была точка начала отсчёта действия Т2. Однако удалось обосновать и длительность идеального дородового (перинатального) периода как 10Т2, откуда появилась возможность рассчитать момент зачатия будущего ребёнка. Недавние исследования индийских и болгарских специалистов это подтвердили.

Надо ещё и ещё раз подчеркнуть, что условия, которые навязаны человечеству цивилизацией, всё больше отрываются от естественных. Сюда можно отнести и самое яркое проявление этих нарушений: существование в обществе таких законов, которые, мягко говоря, не способствуют нормальному течению беременности женщины. Как следствие этого, срок вынашиваемости плода в нынешние времена колеблется в довольно значительных пределах. “Ненормальность” протекания беременности в большинстве случаев становится чуть ли не стандартом, но наследуется в поколениях: в городах, например, для разрешения от беременности всё чаще применяется кесарево сечение. Роженица при акте родов не в состоянии ритмически попасть в темп выхода ребёнка из утробы. Потом в дело вмешивается “успешная” медицина, что невольно способствует накоплению “негативного” фактора в массовых масштабах, становясь заурядным явлением с непредсказуемыми в будущем последствиями.

Поэтому есть все основания считать, что точкой начала отсчёта по Т2 есть момент акта отсечения материнской пуповины по календарному времени суток при рождении ребёнка. Независимо от того, какими по характеру были роды. Ведь и при патологических, и при нормальных, при доношенном или недоношенном ребёнке, пуповина отсекается всегда.

До этого циклы организма будущего человека формируются синхронно с циклами матери, постепенно как бы отслаиваясь от них. И первый проявляющийся ритм — это свободнотекущий околосуточный циркадианный, который с течением первого периода беременности постепенно переходит в Т2. Когда это произошло, плод даёт знать о себе первым шевелением. По времени течения беременности это приблизительно совпадает с длительностью в пределах 5Т2. После первого шевеления циклы будущего ребёнка формируются очень быстро — появляется руководящий ритм. И таким образом, уже в течение 2,5Т2 после первого шевеления циклы оказываются сформированными, а плод готов к выходу из утробы, хотя он ещё и крайне беспомощен в ритмическом смысле. Так появляются “семимесячные” младенцы, которые способны к выживанию (в отличие от “восьмимесячных”, которые имеют рассогласование по уже собственным циклам, т.е. налицо родовой десинхроноз плюс родовая травма).

В связи с этим, возникает ещё одно важное предположение. Оно касается расчётных результатов, полученных по событиям уже в течение жизни того или иного человека. Дело в том, что характер циклического состояния людей зависит, по-видимому, ещё и от их пола: так называемое “нуль-состояние” — точка окончания одного периода Т2 и начало следующего — у мужчин отстаёт по фазе от аналогичного состояния женщин на 0,5Т2. Это означает, что в перинатальный период формирование циклов у будущих девочек идёт с опережающей фазой. Например, людям, занимающимся хатха-йогой, известно, что исходная асана — поза Лотоса — у мужчин и женщин зеркальна по способу замыкания их энергетических потоков.

Кроме своих явных и скрытых факторов влияния на состояние земной биосферы, Луна является ещё и естественным, “механическим” ретранслятором разного рода космических излучений, — свойство, выраженное в лунной смене фаз. При этом меняется не только интенсивность визуального светового потока, но и количество отражённых корпускулярных световых частиц от её разноосвещённой поверхности, изменение конфигураций энергетических полей, конфигурации общей с Землёй магнитосферы и пр.

От фазы Луны зависит и степень действия на организм того или иного его циклического состояния. Поэтому очень важно учитывать в расчётах и это обстоятельство.

Как известно, основными лунными фазами являются противостояние и соединение, т.е., соответственно, новолуние и полнолуние, а также квадратуры — фазовые четверти. Момент рождения организма, в том числе, и человеческого, — событие, происходящее в конкретное время суток. Луна при этом также занимает определённое положение на небе. Следовательно, необходимо знать, как соотносится момент рождения с лунным положением относительно главных фаз Луны. Как правило, берутся в расчёт новолуния и полнолуния и считается, что квадратуры (это показывает многотысячелетний человеческий опыт) имеют на организм негативное влияние.

Период Т2 не равен среднему значению синодического лунного месяца (29,5305882 суток). Значит, если начальный Т2 не совпадает с точной фазой Луны, он имеет с ней некоторые расхождения во времени. Эта величина называется угловым аспектом, а при расчёте начального Т2, т.е. в момент рождения, — Королём Аспектов (не будем менять астрологического термина, хотя в данном случае этот термин к астрологии никакого отношения не имеет).

Рассчитывается он довольно просто: нужно знать, какое календарное суточное время, выпавшее на момент рождения (если таковое точно известно) прошло (или подходит), например, с момента ближайшего новолуния (полнолуния). Тогда разница, выраженная в сутках и часах, даст этот начальный аспект.

Если же точное значение времени рождения неизвестно, Король Аспектов рассчитывается приблизительно. При этом за время рождения принимается самая активная область суток — 6,00 утра, или 0,25 суток. Кстати, и расчётное циклическое состояние человека весьма “демократично” — целые сутки, в отличие от жёстких астрологических условий, где предельный учёт длительности времени ограничен 4 минутами.

Но кроме главного, начального, есть ещё и текущие лунные аспекты. Сразу оговоримся, что Король Аспектов, хотя и “дан” навсегда, не является величиной постоянной. Если человек в достаточной степени овладеет общим принципом хроноритмических расчётов, он узнает, что Королём Аспектов можно варьировать в очень широком диапазоне, как позитивного, так и негативного качеств переживания собственных состояний или событий. Дело в том, что из-за неравенства Т2 и синодического месяца, первый с течением жизни способен как бы опережать, отставать или совпадать с последним. Это своего рода часы с часовой и минутной стрелками. Суточная величина возврата, или нового попадания, Т2 в исходное, соответствующее пункту рождения, положение, когда он становится опять равным Королю Аспектов, определена как 760,0433082 суток,


или А=2·365,25636+28,4261246+1,1044636=760,0433082 суток.


Приведём общую характеристику “хороших” и “плохих” аспектов.


АСПЕКТЫ

Аспекты между Т2 и синодическим месяцем — очень важный показатель характера взаимодействия человека и Луны. Они также является ключом к состоянию или событию. Человек, знающий свой каждодневный аспект и умеющий сочетать его со своим Королём Аспектов, избавлен от многих неприятностей. Ведь аспект может служить и надёжным щитом, предохраняя организм в самых опасных для него пунктах усталости, и, наоборот, способен усилить до опасных состояний даже незначительный усталостный пункт.

Мы воспользуемся понятием широкий аспект, т.е. такой, который даёт точное (до углового 1°) значение между Т2 и синодическим лунным “лучом”, плюс значение орбиса — границы действия аспекта. При этом промежуточные значения аспектов здесь рассматриваться не будут: это хорошо изложено в любом серьёзном пособии по астрологии.

Классификация аспектов.

По действию аспекты бывают мажорными и минорными, а также постоянными и дискретными, т.е. избирательного действия, зависящего от привходящих факторов.

По характеру действия они различаются как соединения, или напряжённые; позитивные или гармоничные (сюда же относятся значения кармических аспектов); и, наконец, аспекты творческие.

Соединения (новолуния)

Характеризуются полным слиянием функций Т2 и влияния Луны в состоянии организма человека. Орбис — 8° (16–17 суток по обе стороны от даты получения данного аспекта) для фазового циклического состояния организма носителя и 5° (1–11 суток) — для обычного, не связанного с действиями критических дней усталости. Если состояние носителя в день соединения несёт 3–4-фазовую нагрузку, — может происходить увеличение орбиса, поскольку в этих состояниях соединение обладает дополнительной силой влияния.

Позитивные (гармоничные) аспекты

Эта группа указывает на гармонизацию трудностей преодоления события, смягчение критических состояний организма или — на те ситуации, когда человеку “везёт”. В целом они обозначают такие влияния, когда можно расслабиться, накопить силы на будущее. К ним относятся:

• трин — 120° с орбисом — 7° для фазовых и критических; и 5° для обычных дней состояния. Это мажорный, постоянный аспект, он придаёт устойчивость и стойкость, гармонизирует ситуацию;

• квиконс — 150° с орбисом в 1,5°, минорный постоянный аспект, который характеризуется возвратом как благоприятных, так и напряжённых состояний. Вместе с этим квиконс позволяет закреплять вехи пройденного пути и уроки жизненных ситуаций. Однако он может указывать и на то, что человек оказался, что называется, в инферно — замкнутом кругу однотипных проблем. Аспект может стать некоторым тормозом в развитии ситуации или состояния, поскольку требует возврата к пройденному, но позволяет переживать события или ситуации без надрыва и даже с некоторым чувством комфортной расслабленности;

• секстиль — 60° с орбисом — 5°. Мажорный, дискретный. Действие характеризуется смягчением ситуации, предоставлением возможностей для достижения желаемой цели. Однако может и предупреждать человека о неспособности преодоления напряжённой ситуации, чего в определённые моменты — момент недеяния — и не следует делать;

• полусекстиль — 30°, орбис — 1,5°. Минорный, дискретный, по характеру действия напоминает полуквадрат, только в позитивном, гармонизирующем плане. Позволяет убрать лишнее напряжение, стабилизировать своё “силовое” поле противостояния напряжённым ситуациям, трансформировать неуверенность во внутреннюю стабильность, сгладить нежелательные переживания.

Творческие аспекты

Характеризуют непредсказуемость, внезапность проявления, особенно в фазовые дни организма. Проявляются позитивными или негативными качествами носителя. В лучших проявлениях аспекты раскрывают в человеке потенциал свободного творчества, реформаторства, указывают на то, что в этом состоянии ты можешь нетрадиционно взаимодействовать или воздействовать на внешние системы (люди, общество, работа, семья). В худших проявлениях — нетерпимость, анархичность, желание, не думая, влезть куда-то самому, пренебрегая чужим опытом и состоянием. Такие аспекты позволяют человеку воспринимать внешние тонкие вибрации, в высшей степени усиливать интуитивные проявления, а его реакция на всё проявленное — это последующее изменение и развитие:

• квинтиль — 72° с орбисом в 2°. Мажорный, постоянный аспект, указывающий пути творческой реализации, неожиданные повороты и изменения ситуаций;

• биквинтиль — 144° с орбисом в 1°. Минорный, постоянный. Он показывает символы нестандартного развития и решения ситуаций, а также то, что способно вовлечь в событийную жизнь. Позволяет гармонизировать сознание, состояние в целом через духовные усилия, религиозные отправления;

• полуквинтиль (дециль) — 36° с орбисом 1°. Минорный, дискретный, указывающий на характер неожиданностей, на источники формирования творческого потенциала личности и его влияния на окружающих;

• тридециль — 108° с орбисом 0,5°. Мажорный, дискретный, указывающий на побочные стимулы развития ситуаций, варианты запасных ходов, позволяющие укрепить творческое самосознание, предоставляемые на пути духовного развития.

Кармические аспекты

Эта группа аспектов позволяет понять наиболее значимые задачи, которые должны быть выполнены личностью. По сути, под кармическим долгом подразумевается то, что не исполнено в прошлых воплощениях. Поэтому аспекты проявляются как возникающие проблемы, появляющиеся долги.

Характер и путь их решения, как правило, подсказывает человеку собственная интуиция, особенно в фазовом состоянии чакров высшего уровня. При этом, в восходящей фазе периода доминируют аспекты с положительными состояниями, в нисходящей — решение кармических проблем будет проблематично, затруднено. В этом состоянии надо постараться отсечь всё ненужное, избежать новых долгов и закабаления обязательствами, обещаниями. Необходимо помнить, что будет завтра, а потом — послезавтра, что действия аспекта ослабеют. Но в моменты действия аспект заставляет максимально концентрировать всё, что наработано личностью годами жизни и опытом, чтобы поступить правильно. В любом случае, кармический аспект — это испытание, новая наработка опыта, активизация кармической памяти.

• нонагон — 40° с орбисом 2°. Мажорный, постоянный;

• бинонагон — 80° с орбисом 2°. Минорный, постоянный;

• сентагон — 100° с орбисом 0,5°. Мажорный, дискретный;

• полунонагон — 20° с орбисом 0,5°. Минорный, дискретный.

Напряжённые аспекты

Характеризуют перемены, конфликты, дисгармоничные ситуации, требующие отдачи энергии. Они указывают путь, который надо пройти, что перейти на более высокий уровень Бытия. Выступают как символы эволюционного, прежде всего, духовного развития.

• оппозиция (противостояние) — 180°. Орбис 5°-7°. Мажорный, постоянный. Указывает, что есть полярности, которые необходимо осознать в себе и совместить. Если организм находится в фазовом состоянии, характер фазы и периода сам покажет, на что именно в момент проявления аспекта человеку нужно обратить внимание для переживания конфликта или единоборства;

• полутораквадрат — 135° с орбисом 1,5°. Возможно расширение до 3°. Минорный, постоянный. Характеризует складывающиеся вокруг нас события, обстоятельства и конфликты, невольно втягивающие человека в сферу их действия;

• квадратура (квадрат) — 90° с орбисом 5°. Мажорный, дискретный. Действие характеризуется открытым, но не постоянным конфликтом. Если в характере состояния есть позитивные стороны, конфликт аспекта очень ослаблен. Но — и наоборот;

• полуквадрат — 45° с орбисом 1,5°. Минорный, дискретный. Указывают на внутренние конфликты, действующие на уровне подсознания, больше всего влияющие на эмоциональное и психическое состояния. Формирует очаг постоянного конфликтного напряжения, указывает на скрытые мотивы действий. Чаще всего проявляется в делах, связанных с близкими.



Лихолет Александр Анатольевич
Лихолёт А.А.Родился в городе Рубежное Луганской области 12 августа 1945 года.
Окончил Донецкий политехнический институт.
Автор поэтических книг «Веду свою тропу», «Час дождя», «Срез», «Нить»,
«Сумерки эволюты» (электронный вариант).
Лауреат Всесоюзного конкурса авторов первой книги (1978).
Действительный член Международной Калифорнийской академии наук,
образования, индустрии и искусств (МАНОИИ);
профессор Пенинсульского института повышения квалиффикации при МАНОИИ;
вице-президент Украинского филиала МАНОИИ.
В настоящее время живёт в Донецке.

Воспроизведено по авторской электронной версии


Послесловие В. Молотилова

Нулевые дни
Черти не мелом, а любовью
Того, что будет, чертежи.
И рок, слетевший к изголовью,
Наклонит умный колос ржи.


произведение Александра Ожогина      Юные сенегальцы, граждане стран СНГ
моложе тридцати лет, что вы знаете о биоритмах?
Вы ничего не знаете о биоритмах.
Потому что до вас никому нет дела.
А вот когда мы были рысаками, хлопотали о нас в полный рост.
В смысле биоритмов.
Партия заботилась — раз. Правительство заботилась — два. Оперный театр опекал — три.

     Искусство пения при помощи голоса тогда принадлежало народу. Поэтому Партия и Правительство сделали на него основной упор. Понятно, почему: изобразительное искусство построения графика биоритмов доступно пятикласснику, поэтому уже самодеятельность, а не искусство.

     ♠♠♠  Германн в “Пиковой даме” пел: „Так бросьте же борьбу, ловите миг удачи!”, —
и умные понимали, что карточная игра совершенно не при чём, Германн размышляет вслух про тройной плюсовой пик (от французского ‘pic’ — остроконечная вершина, резкий кратковременный подъём);
     ♠♠♠  Иван Сусанин: „Ты взойдёшь, моя заря, взгляну в лицо твоё! Последний раз взгляну: настало время моё!” — настало, совпало по фазе, и один русский старик стоит полка польских интервентов;
     ♣  Виолетта Валери, она же Травиата: „Ждала вас я долго, но ждала напрасно!” — эмоциональный подъём жертвы сексуальной эксплуатации постоянно совпадает по фазе с её физическим упадком;
     ♠♠♠  Иоанна д’Арк, она же Орлеанская Девственница, проповедовала целомудрие и его плоды:
“Мой час настал! Мой час настал!” — пояснения излишни;
     ♣♣♣  Борис Годунов: “Достиг я высшей власти. Шестой уж год я царствую спокойно. Но счастья нет моей измученной душе!” — тройной плюсовой пик самодержца давно позади, он ждёт, когда событие это ещё раз повторится, и гибнет в недоумении;
     ♣♣♣  Владимир Ленский: “Паду ли я, стрелой пронзенный?” — ясно, что речь совсем не о пуле и не совсем о стреле: стрела и утроение максимумов упадка — одного корня;
А.С. Пушкин и А.С. Даргомыжский увековечили светлый образ выдающегося биоритмиста Безумного Мельника:
      ♠♠♠  “Я не мельник, я — ворон!” — ложь вращательного движения жерновов здесь противопоставлена правде синусоиды маха крыльев, побеждающих кризисы нулевых дней.
     †††  Гаэтано Доницетти, Бедржих Сметана и Руджеро Леонкавалло в стране Советов были запрещены за художественное недоосмысление всепобеждающей правды биологических ритмов человека.

     Заботились, ещё как. Про 23, 28, 33 знали все люди с понятием, независимо от места прописки, непрерывного производственного стажа и членства в ДОСААФ.
     “Знание – сила” и “Техника молодёжи” — это вам не лощёные попки на финской бумаге.
     А “Изобретатель и рационализатор”? А “Физкультура и спорт”?
     Ваш покорный слуга предпочитал многопудью лакомой полезнятины скромную, почти рукописную “Химию и жизнь”. Время было такое, время тонких намёков. Скажи человеку с понятием: “Химия и жизнь”, — он переведёт “Наука жизни”. Так-то.
     Вот откуда я узнал и проникся. А к “Науке и жизни” доверия у людей с понятием не было, хоть убей.

     Не все, говоря откровенно, отвечали на заботу взаимностью.
Некоторые не оправдывали доверия Партии и Правительства.
“Это по ту сторону баррикад в нашем бурном, кипящем мире XX века”,  —
догадался старший cтаратель прииска “Молодая гвардия” тов. Щуплов А.,
найдя в промывочном лотке произведение очередного соискателя всесоюзной известности. Родовое прозвище соискателя благозвучно перезванивалось с названем издательства.
Вот именно, заменивши Д на Т. Молотилов.
Произведение же необычайно созвучного соискателя называлось «Велимир-наме».
„Вот если бы «ВелΣмир-наме», т.е. поклон ВΣликому ЛΣнину, Вождю Мирового Пролетариата, — тогда прошу к щупловскому шалашу. А кто такой Хлебников? Да никто”, —
здраво рассудил тов. Щуплов А., член СП. То есть боярин в некотором роде.
Ну, думный дьяк. Подъячий? Пусть даже и подъячий. Главное — не смерд, не холоп кабальный.

     В 1982 году не менее здраво рассуждали мн. др. думные бояре, приказные дьяки и подъячие.
“Считаю это преждевременным”, — ответил тов. Марков Георгий Мокеевич,
Герой Социалистического Труда (1974), лауреат Ленинской премии (1976),
Первый секретарь правления Союза Писателей СССР (с 1971)
тов. Озерову (Гольдбергу) Льву Адольфовичу, рус. сов. поэту и критику,
на челобитную последнего об издании Хлебникова,
книги которого к началу 80-х годов бурного, кипящего ХХ века
стали величайшей библиографической редкостью.

     Лев Адольфович Озеров рассказал об этом Юрию Марковичу Нагибину,
полному тёзке Георгия Маркова (гражд. ‘Юрий’ = цсл. ‘Георгий’, уважит. ‘Маркович’ = пренебрежит. ‘Марков’), Георгий Марков Нагибин — мне, я — вам,
дабы не обольщались шумом дел и суматохой явлений кандидатов биографических, библиографических и пр. наук о Велимире Хлебникове.
Ибо, согласно учению оного Велимира Хлебникова, пульсирует, т.е.  не имеет устойчивого равновесия, всё и вся в этом мире, любая отдельность  Мироздания.
Власть в России — самая отдельная в Мироздании отдельность.
Вот поднесёт к её буркалам ловкий холуй строки

И башни мирового торга,
Где бедности сияют цепи,
С лицом злорадства и восторга
Ты обратишь однажды в пепел.


— заколышется, заходит ходуном. Захочет отдельно  разобраться.


     Итак, нулевым днём в те далёкие годы называлась точка перелома кривой биоритма.
Кривых было три. Они шли почему-то непременно в “плюс” — все три оптом — сразу после отстригания пуповины новорожденного, разбегались, сбегались, снова разбегались.
Когда переломы горбиков совпадали, это называлось “тройной нулевой день”.
     Гуру советовали очень бояться сшибки трёх нулей.
Чертилось это не мелом, а любовью к себе. А вот я подстелю тут загодя соломки.
А, вот когда отпуск брать. Назначен упадок — не рыпайся. Предписан подъём духа — не упусти.

     Я сохранил портянки с биоритмами 1982–1986 годов. По сути, это дневниковые записи — что писалось, о чём думалось, встречи, письма.
Этот кусок пометок не содержит, поэтому и перед вами. Видите, согбенные колосья ржи синусоид я заменил отрезками прямой.
Так виднее пики.
Поэтому рок ни разу и не слетел к моему изголовью.
Зубьев соломорезки испугался.

     Ах, так! — и я перестал залегать на дно в дни тройных нулей и бодрствовать в нóчи слияния плюсовых пиков.
      Напрасные гадания и суетные прорицания  — вот как это называют православные богословы.
     Раз человек забросил свои чертежи любовью, значит отгорел.
Парни из Пентагона и НАСА, оказывается, не забросили. И это правильно.
А женщины, оказывается, узнали про свой Т1 ещё в райском Саду, от Змия.

     Всё, конец потехе.
Органоид времени

Будем помнить, что каждый волосок человека — небоскреб,
откуда из окон смотрят на солнце тысячи Саш и Маш.


Михаил Леонидович Анчаров (1923–1990). Фото 24.05.81      Лучшим другом наладчиков ХХ века был писатель Михаил Анчаров. При собеседовании с коллегой своего главного героя, Сапожникова («Самшитовый лес»), лучший друг попросил у гостя разрешения обкатать на нём заготовку Золотого Слова. Гость с умилением согласился.

     Кроме тетёшканья младенчика Артёмки,
главное, что занимало тогда его слепнущего папаню, были поиски сути мирового Зла.
В дальнейшем («Как птица Гаруда», «Записки странствующего энтузиаста») он их прекратил — почему?

     Нет, раз уж обещана сага о биоритмах, надо соблюсти приличия.

     Итак, портянка разворачивается с января 1982 года.
Только развернулась — и командировка в Москву.
На графике это 4.01 — 18.02.
Я прихватил с собой рукопись книги стихотворений и поэм «Жёлтое на жёлтом и чёрное»,
наивно полагая пристроить её самоходом (ответ издательства с братским напутствием тов. Щуплова помечен 15.09.82). Собеседование с Анчаровым на портянке не обозначено. Я добивался встречи долго и упорно: хотелось показать рукопись своему Первому Читателю, а там видно будет, куда идти — на баррикады или по матери.
Предположительно 10 февраля 1982 года и совершенно точно в 19.00 по московскому времени
ваш покорный слуга проник в логово лучшего друга наладчиков ХХ века.

     „Только прилетели — сразу сели, фишки уж расставлены стоят”, — описывает подобное мероприятие Владимир Высоцкий, бард-бастард. То есть внебрачный сын. Как это чей. Гитары и Анчарова.
     Лучшая защита — нападение: сметаем фишки на пол. Переводится так: страдающая сторона получает предложение стороны посягающей сыграть в американскую рулетку. То есть открыть рукопись наобум, и если это вне литературы — тут же распрощаться.
     „Кукушечка офицерская”, — уточнил хозяин положения, и принялся читать с самого начала. Добрым молодцам урок: не насилуйте страдающую сторону — и люди к вам потянутся.

     Я пробыл в логове лучшего друга наладчиков целых два часа,
поэтому до сих пор продолжаю заниматься тем же самым, что и 25 лет назад —
посягательством на время. Как это на чьё. На твоё, любезный читатель. Только поэтому.

     Рукопись начиналась произведением «Баллада о японском парашютисте», — так его следовало перевести на язык бардовской песни, внебрачной дочери Михаила Анчарова. Речь в произведении шла о прыжке: „Прыжок — и я в уме”. Правильно, чердынский порыв Мандельштама.

Точно по росту размер холста.
Расчёт высоты — один к ста.


     Коротенькое — всего четыре двустишия, «След» называется. Про японского беспредметника. Никакая не выдумка. Он выбросился из окна, чтобы оставить свой след в изобразительном искусстве:
„Прыжок — и я суми-э”.
     Внизу был подстелен холст. Отпечаток вышел удачным — плашмя.

И висит в Иокагаме
Отшлёпок полёта в красивой раме.


     „Исправь, надо  в Йокохаме ”, — заметил лучший друг наладчиков ХХ века.
Чтение рукописи продолжилось. Следующее по порядку произведение называлось «Знакомому художнику». Знакомых тогда ещё не было, это был личный свод законов поведения в совершенно другой — прежней — жизни. Я наступил на горло собственной живописи. Потому что кочевье по глазным клиникам называется первый звоночек. Начиналось произведение так:

У художника есть бусидó.
Маляры обходятся без.


     Про дипломы о высшем образовании Анчарова — Военный институт иностранных языков Красной Армии (ВИИЯКА) + Московский государственный художественный институт им. Сурикова — я узнал совсем недавно, посетив сайт Юрия Ревича http://ancharov.lib.ru . Оба мои произведения нечаянно вписались в  анчаровскую парадигму, как я понимаю нынче. ВИИЯКА дал Анчарову знание китайского и японского языков. То-то и оно.
     „Ты с ним вместе летел?” — надоумил меня Первый Читатель относительно японца-беспредметника, а бусидó почему-то посоветовал приколоть на стенку.
     „Уже поздно прикалывать: осталось полтора глаза”, — ответил я, и мы секунд пятнадцать обсуждали проблемы хирургии сосудов сетчатой оболочки глаза.
     „Здоровье дороже”, — снял очёчки лучший друг наладчиков,
и попросил у гостя разрешения обкатать на нём заготовку Золотого Слова.
     Гость с умилением согласился.

     Далее — до 21.00 — Анчаров оттачивал на госте формулировки. Афоризмы «Как птица Гаруда» я услышал задолго до того, как прочитал.

     “Причина всех обликов Зла — страх признать себя отходом”, — первым делом ошарашил меня Анчаров.
Сколько лет прошло, а всё не соглащаюсь, внутренне спорю, доводы разные горожу.
Изречение какое-то двояковыпуклое.
Страх Зла признать себя отходом?
Или страх человека признать себя отбросом?
А в спорах не рождается истина, в них убивается время.
Конечно, Анчаров кругом прав: порукой тому тьма тьмущая гадалок, ясновидящих и прорицателей. Они-то и живут за счёт страха населения признать себя отходом.
В любом гороскопе
есть чрезвычайно лестное местечко, уютный уголок для оскорблённого сердца.
Нет, не в любом.
Астрологи майя были неумолимы. Об этом чуть позже.

     Всё, конец славословиям лучшему другу наладчиков ХХ века.

     Органоидами называются законные жильцы живой клетки: митохондрии (нечно самое древнее, самое устойчивое, перво-живое), центросома, пластиды.
Вирусы это не органоиды, а параноиды. Что в клетке, что в Сети.
И опять лучший другналадчиков ХХ века прав.
Только за счёт нашего страха уйти в смыв процветают не ворожейки в шалях,
а граждане Касперский, Данилов и Нортон.
Но первые обманывают нас, а вторых — мы. Эй, народ! у кого стоит лицензионный DrWeb?
Народ безмолствует. Значит — у Пушкина.

     Итак, органоиды живых клеток.
В этом смысле “Ключи от Луны” —
своеобразное продолжение “Утёса из будущего” и “Я и Россия” Велимира Хлебникова.
В самом деле,

Я сейчас курю восхитительную мысль с обаятельным запахом.
Ее смолистая нега окутала мой разум точно простыней.
Именно: мы не должны забывать про нравственный долг человека перед гражданами, населяющими его тело.
Эту сложную звезду из костей.
Правительство этих граждан, человеческое сознание, не должно забывать, что счастье человека
есть мешок песчинок счастья его подданных. Будем помнить, что каждый волосок человека —
небоскреб, откуда из окон смотрят на солнце тысячи Саш и Маш. Опустим свой мир сваями в прошлое.
Вот почему иногда просто снять рубашку или выкупаться в ручье весной дает больше счастья,
чем стать самым великим человеком на земле.


‹...›

Россия тысячам тысяч свободу дала.
Милое дело! Долго будут помнить про это.
А я снял рубаху,
И каждый зеркальный небоскреб моего волоса,
Каждая скважина
Города тела
Вывесила ковры и кумачовые ткани.
Гражданки и граждане
Меня — государства тысячеоконных кудрей —
Толпились у окон.
Ольги и Игори,
Не по заказу
Радуясь солнцу, смотрели сквозь кожу.
Пала темница рубашки!
А я просто снял рубашку,
Дал солнце народам Меня!
Голый стоял около моря.
Так я дарил народам свободу,
Толпам загара.


     Хлебников учил понимать свое тело как сообщество разумных существ.
Тюремное слово  клетка  резало слух, и он заменял его иудейским (Мария), греческим (Александр) и русскими, т.е.  принадлежащим  русам-скандинавам (Ольга-Хельга, Игорь-Ингвар) именами собственными.
Таким и должно быть  человечество клеток  — разноименным, разноплемённым, но говорящим на одном языке. Понятно, на каком. На звёздном.
О наручных часах, будильниках или бое курантов у обитателей небоскрёбов кожи Хлебников умалчивает.
Помогайте, звонари. Зангези устал.
И вот  с чувством глубокого удовлетворения, как говаривал наш дорогой Леонид Ильич, мы пожимаем руку звонарей из-за океана. Оказывается, у Саш и Маш кроме глаз для фотонов и носа для молекул, есть и “органоид времени” — живой кристалл с торсионными полями.
Ну, пожали руку братской помощи, да и разошлись по своим колокольням.
Нам ещё звонить и звонить об этом самом, о зубчатой передаче.

     Выдержка из методического пособия “Ключи от Луны”, глава “Околосуточный циркадианный” (разрядка моя. — В.М.):

Каждая из множества волн “живого кристалла времени” имеет свой собственный частотный диапазон, на котором воспринимается или излучается какой-нибудь один из характерных сигналов.
Волны имеют свои собственные характерные длину и спектральную окраску.
Они движутся в «живом клеточном кристалле времени» вкруговую,
спирально заворачиваясь около двух параллельно пронизывающих «кристалл» осей —  осей сингулярности.
Эти оси имеют определённый поперечный размер, отличный от нулевого,
однако внутри их нет никакого движения.
Вращения волн вокруг обеих осей сингулярности противоположно направлены
и напоминают  встречное движение двух механических шестерён,
находящихся в соединении
.


Зубчатая передача времени

И не одно сокровище, быть может,
Минуя внуков, к правнукам уйдёт.
И снова скальд чужую песню сложит,
И как свою её произнесёт.

Осип Мандельштам

Разные причины у мёртвого и живого.
У мёртвого причина лежит в прошлом — толчок,
а у живого — причина всегда лежит в будущем.
Она — приманка.
Поэтому так трудно различить, что устарело,
а что еще нет или вовсе только нарождается.

Михаил Анчаров

Industry. Daryl Walter. 1998Я скажу Тебе с последней прямотой:
“Ключи от Луны” оказались на “Хлебникова поле” поперёд батьки, т.е. «Краха мира» академика МАНОИИ А.А. Лихолёта,
единственно из-за обмолвки автора о вращении двух шестерён, находящихся в соединении.
Трудно высказать — да и надобно ль — мою радость,
когда я набрёл на это место.
Набери в строке поиска браузера “2012 год”,
и тогда всё сразу поймёшь.
Нет, пожалуй, не всё.
Поэтому на “Хлебникова поле” вскоре появится “Велимир Хлебников и древние майя”.

Пока ограничимся только зубчатой передачей.

Итак, 2012 год связан с т.н. возвращением Кецалькоатля, точная дата коего известна по “Короткому счёту”, общему у ацтеков и майя (ацтеки не успели перенять “Длинный счёт” — задолго до расцвета Теночтитлана ошмётки майя уже забыли его).
У майя “Короткий счёт” называется У Кахлай Катуноб, то есть “счёт катунов”. Кое-где в Гватемале им пользуются и по сей день.
Даже поверхностное знакомство со счётом катунов позволяет говорить о прямом тождестве его “сверхидеи” с законом возврата событий, открытым Велимиром Хлебниковым зимой 1921 году в Баку.

Начнём, благословясь.

Велимир Хлебников в своих расчётах пользовался годом из 365 ¼ суток, справедливо полагая дление одного оборота Земли вокруг Солнца естественной величиной.

Однако в странах Ислама продолжительность года несколько иная.
В мусульманском календаре, состоящем из 12 месяцев, принимается, что нечётные месяцы имеют по 30 суток, а чётные — по 29 суток. Таким образом, год содержит 354 дня. Пророк — да благословит его Аллах и приветствует! — не хуже других знал, что его год слишком спешит, но, видимо, испытывал отвращение к числу 13: „Вставка — только увеличение неверия; заблуждаются в этом те, которые не веруют; они разрешают это в один год и запрещают в другой, чтобы согласовать с тем счетом, который запретил Аллах. И они разрешают то, что запретил Аллах.” (Коран. Сура 9, 36 –37)
Во времена Овидия год римского календаря с общей продолжительностью в 355 дней состоял из 12 месяцев, где все, за исключением одного, месяцы имели нечётное число дней. Это объясняется суеверием древних римлян — нечетные числа счастливые, а четные приносят беду.
В Египте каждое утро жрецы устанавливали перед “могилой Озириса” 360 бронзовых чаш; одна из них, наполненная молоком, знаменовала собой текущий день в году. Год же был разделен на 12 месяцев, в каждом из которых насчитывалось по 30 дней.
Ни в сказке сказать, ни пером описать хаос календарных систем Эллады, родины мудрецов.
Зато многосложная простота науки о Времени древних майя вызывает глубочайшее уважение.

Продолжим разговор о счёте катунов.
Да, отдалённое подобие воззрениям жрецов Египта здесь просматривается: год тун майя
насчитывает 360 дней. Но складывается иначе — не 12 по 30, а 18 по 20 дней.
Майя пользовались двадцатиричной системой счисления, поэтому их “век” катун состоял из 20 тунов, т.е. 7200 дней. Основоположник майанистики Диего де Ланда свидетельствует:

Индейцы имели не только исчисление года и месяцев,
но и определенный способ считать свое время и свои дела веками,
которые у них были по двадцать лет, считая тринадцать двадцатилетий посредством одной из двадцати букв
месяцев, которую они называют Ахау, не по порядку, а с чередованием.
Они называют их на своем языке К'атунами, и посредством их они имели удивительный счет своих веков.
Поэтому было легко старику, о котором я уже сказал, вспоминать о трех столетиях, руководствуясь ими.
Если бы я не знал об этом их счете, я не поверил бы, что можно вспоминать о таком времени.


“Короткий счёт”, где определённая дата (“позывные суток”) повторяется спустя этот период,
состоит из 13 “веков”, т.е. 93600 дней.

Дальше всё просто.

93600 дней : 365 дней = 256 лет + 160 дней;
Високосные дни добавляются один раз в 4 года, за 256 лет набегает 64 дня.
Их следует вычесть из остатка в 160 дней.
Тогда У Кахлай Катуноб равен 256 лет 96 дней европейского календаря.

Но 256 лет= 28 лет.

Т.е. “позывные суток” по “Короткому счёту” повторяются по истечении 2n (где n=8) лет и 3 месяца.

Древние мезоамериканцы верили, что повторение даты есть повторение правления одного из 13 богов
(13 небесных сфер-матрёшек — их частные владения) сроком на один день
(в тёмное время суток властвует одно из девяти подземных чудовищ).
“Сегодня” некий добрый бог повелел родиться великому правителю, “завтра” —
один из богов преисподней устроил природный катаклизм.
Последнее занимало майя более всего: чехарда переселений в Мезоамерике
вызвана прежде всего засухами и вулканической деятельностью.
Помнили и о Мировых Потопах,
после которых местное “человечество” выкарабкивалось из очередного нуля.

По Велимиру Хлебникову, “дух события” повторяется ровно через 2n естественных единиц времени.

Сопоставление его основного закона времени с У Кахлай Катуноб нам представляется
достаточно правомерным: погрешность в четверть года за 28 лет исчезающе мала.

Налицо таинственная связь “ученика” с “преподавателями” из каменного века.
“Ученик”, разумеется, далеко превзошёл своих “учителей”, о которых не ведал ни сном, ни духом.
Не ведал? в таком случае ноосфера — печальное заблуждение В.И. Вернадского.
28 = 256 лет — частный случай основного закона Времени Велимира Хлебникова,
хотя и тут всё далеко не просто:
в свою очередь, 8 = 23, и есть данные, что майя считали восьмёрку совершенным числом.

Ни о каких “противособытиях” мудрецы майя, кажется, не учили.
Тем не менее, в большом почёте у них было число 819 = 7·9·13 = 9·91 = 33·91.
Поэтому рано говорить о безусловном первенстве Велимира относительно “закона толп” и др.

В повседневной жизни майя пользовались гражданским годом из 365 суток, а високосы учитывались точно так же, как в юлианском календаре — вставкой одного дня раз в четыре года. Диего де Ланда:

Их год, совершенно как наш, состоит из 365 дней и 6 часов;
они делят его на месяцы двумя способами: одни месяцы по 30 дней, которые называются у, что значит "луна";
их они считали от появления новой луны до её исчезновения.
Другой род месяцев имел по 20 дней, и их они называют виналь-хун-эк'ех.
Этих месяцев целый год имеет 18 и еще 5 дней и 6 часов.
Из этих 6 часов образуется каждые четыре года один день,
и таким образом они имели через четыре года один год в 366 дней.


Гражданский год, видимо, считался не особо заслуживающей внимания рутиной, будучи установлен раз и навсегда с поразительной — даже для современной астрономии — точностью.
Мудрецов майя занимали прогнозы куда более заковыристые, нежели точное время в сутках и долях суток между равноденствиями. Они пытались заглянуть на сотни и тысячи лет вперёд.
И достижения их настолько впечатляют наших любознательных современников,
что возвращения Кецалькоатля в 2012 году многие (мы не из их числа) ожидают с куда большим
трепетом или надеждой, чем второе пришествие Христа.

Майя и ацтеки не знали колеса, зато их “Короткий счёт” похож на часовой механизм
с зубчатой передачей “колёсиков”:
20-дневный “месяц”, 18-“месячный” год, 20-годовой “век”, 13-“вековый” цикл.
Похож только на первый взляд.

Настоящие “шестерни времени” не в “Коротком счёте”, а в священном календаре, т.н. цолькине майя.
Над его разгадкой бились многие умы. Нам представляется, что ближе всех к истине сейчас
Б.М. Владимирский из Крымской астрофизической обсерватории (об этом — в следующей главке).

Священный календарь майя даже отдалённо не похож на известные календари.
Все они — порционно-суммарные, “кучкуют” из дней с определёнными названиями более крупную
временнýю величину — неделю или месяц.
Ничего подобного в цолькине нет. Здесь налицо именно “зубчатая передача” двух “колёс”
с числом “зубьев” 13 и 20.
Сутки в таком предствлении есть время соприкосновения каждый раз нового сочетания “зубьев”.
Таким образом, выбранное сочетание повторится только один раз за 260 “зацеплений”.
При этом “позывные” суток состоят из числа (правильнее — Числобога) и названия.
Названия у майя и ацтеков отличаются, поэтому обозначим их за буквами
А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т.
Первая двадцатидневка выглядит так:
1А, 2Б, 3В, 4Г, 5Д, 6Е, 7Ё, 8Ж, 9З, 10И, 11Й, 12К, 13Л, 1М, 2Н, 3О, 4П, 5Р, 6С, 7Т.
Вторая так:
8А, 9Б, 10В, 11Г, 12Д, 13Е, 1Ё, 2Ж, 3З, 4И, 5Й, 6К, 7Л, 8М, 9Н, 10О, 11П, 12Р, 13С, 1Т.
Желающие могут крутить и дальше “зубчатые колёса” — или поверить мне на слово,
что день 1А повторится ровно через 260 “оборотов” этой “пары шестерен”.

Теперь дадим слово великану майянистики Альберто Русу:

Можно предположить, что первым календарем, изобретенным мезоамериканскими народами, был лунный,
поскольку фазы нашего спутника довольно легко наблюдаемы.
Однако ни в ольмекских, ни в сапотекских надписях нет ни малейшего следа его использования.
Наоборот, видимо, с древнейших времен использовался календарь в 260 дней.
Как известно, этот календарь является результатом комбинаций 20 названий и числительных от 1 до 13.
Значения названий в различных культурах частично совпадают и охватывают названия животных
(ягуар, змея, собака, обезьяна, ящерица, кролик, олень, орел), растений
(цветок — без уточнения, маис, сорняк), явления природы (ветер, ночь, дождь, землетрясение, смерть)
и некоторые материальные предметы (дом, кремневый нож).
Если сравнить, например, ритуальный календарь ацтеков и так называемый цолькин майя,
видно, что приблизительно половина названий в них совпадает.
Неоднократно предпринимались тщетные попытки объяснить этот календарь в рамках какого-то природного цикла.
Например, упоминалось возделывание маиса
(от момента подготовки земли посредством выжигания до окончания сбора урожая)
или период беременности женщин.
Существовала также идея приписать этому календарю астрономическое происхождение.
Типл после утверждения о том, что “числа 13, 20 и 260 целиком произвольны, поскольку не имеют связи ни с каким природным явлением”, заявляет, что “два цолькина (520 дней) почти равны трем эклиптическим периодам”,
но считает это совпадение случайным.
На самом деле функция этого календаря была исключительно “астрологической”,
хотя движение светил не повлияло, видимо, на его создание.
Им манипулировали жрецы, обращаясь к нему, чтобы дать новорожденному его первое имя —
имя соответствующего дня — и установить то, что сейчас назвали бы его гороскопом.
Некоторые книги “Чилам-Балам” содержат предсказания, связанные с каждым из 20 дней,
следующих друг за другом с различными числами, пока не завершится
весь цикл вынашивания ребенка.
[ выделено мной. — В.М.]
Таким образом, как бы предсказывался характер еще не родившегося человека:
он будет мудрым, убийцей, плохим, назойливым, бесчестным, мучителем своих детей и жены, прелюбодеем, глупым, разумным, щедрым, вором, отважным, мечтательным, благородным, нерешительным, похотливым и т. д.
Кроме того, от дня рождения зависело, будет ли благоприятным будущее человека или нет.
Поскольку большая часть дней оказывалась неблагоприятной,
при желании можно было договориться со жрецами, чтобы они фиксировали не день рождения, а день принесения ребенка в храм. ‹...›
Основываясь на содержании разных хроник, А. Баррера Васкес и С. Рендон дают перечень названий животных, растений и других атрибутов, связанных с 20 днями религиозного календаря, помимо предсказаний для каждого из этих дней.
Из их данных мы здесь изложим лишь предсказания, связанные с днями.


Т.к. мы обозначили названия дней буквами кириллицы, получится следующая картина:

А    Богатый, мастер во всех ремеслах, мудрый.
Б    Из огня его душа, плоха его судьба, убийца.
В    Убийца, очень плоха его судьба.
Г    Кровавы его когти, также плохой.
Д    Пьяница, назойлив, болтун, бесчестен в разговоре, сеятель раздора.
Е    Прелюбодей, безрассуден, также сеятель раздоров, непонятливый.
Ё    Искусник дерева, искусник в ткачестве, мастер во всех ремеслах,
       очень богата его жизнь, очень хороши все дела, что он делает, рассудителен.
Ж    Богатый, чье богатство — община, хороший богач, общинное — его богатство,
       щедрый, хороший человек, не будет вздорным, очень хороший.
З    Жалкий, плебей, бедный.
И    Храбрый ягуар, кровав его рот, кровавы его когти, кровожаден, пожиратель мяса, убийца.
Й    Мастер во всех ремеслах, очень хороший, заговорит скоро.
К    Вор, характер охотника, храбрый, также убийца, без хорошей судьбы, плохой.
Л    Мудрый и благоразумный торговец, пускатель крови и знахарь хороший, рассудительный.
М    Пускатель крови при лихорадке, пускатель крови и знахарь, здоровый, храбрый.
Н    Очень мечтательный, благородный.
О    Богатый, благоразумный, храбрый, хороший.
П    Похотливый грешник, бесчестный, самый скверный человек, нерешительный, сомнительный.
Р    Бесчестный, человек очень похотливый, плоха его судьба.
С    Жалкий плебей без будущего, бедный, охотник.


Видно, что один из 20 дней — выпал. Это и есть “нулевой день” древних мезоамериканцев.
Повторяем — числа от 1 до 13 совсем и не числа, а Числобоги.
Каждое изображается двояко: “точками и тире” или в виде головы своего божества-покровителя.
Число 10, например, это Сими, Смерть. Нам, “десятиричникам”, стоит задуматься над этим, не так ли?
А вот счёт дней по двадцаткам производится от 0 до 19.
Майя, как известно, первыми, задолго до индусов, догадались ввести в систему счёта понятие нуля.
Кстати, обитатель палаты №6 у Н.В. Гоголя вовсе не безумец:
“День был никакого числа” — это вполне по-майански,
в Мезоамерике те самые 5 дней, которые нужно было прибавлять к туну, чтобы “не отстать от Солнца”,
не имели ни числа, ни имени.
Наилучшим способом их изжить считалось пьянство, обжорство
и настойка “волшебных грибов”, впрыскиваемая через задний проход.

Итак, шестерня с 13 зубьями = 13 Числобогов, владык 13 Небес.
Судьбоносные зубчики шестерни-двадцатидневки мы только что перечислили.
А вот весь “требник” для составления индейского гороскопа разыскивайте сами, коли есть охота.
Это, как говорится, не для средних умов.

Согласно верованиям майя, влияние дней ритуального календаря сказывалось на судьбе
не только отдельной личности, но и коллектива людей, то есть одни знаки были благоприятны,
а другие, наоборот, опасны для определенных занятий.
Кроме того, жрец, занимавшийся этими предсказаниями, учитывал влияние —
хорошее, плохое или индифферентное — числительного, сопровождавшего каждый день,
которое в зависимости от обстоятельств могло бы изменить (в лучшую или худшую сторону) судьбу,
зависящую от названия дня.
Но воздействие времени на людей и события не ограничивалось днем.
Все календарные периоды вносили свою лепту в плетение сложнейшей сети,
которой была опутана судьба каждого и всех.
День ритуального календаря (в нем было 260 дней), который совпадал с днем начала гражданского года,
насчитывающего 365 дней, был чрезвычайно важен для определения характера грядущего года.
Этот день, который на протяжении времени мог быть лишь одним из четырех
(Акбаль, Ламат, Бен или Эцнаб), бесконечно сменявших друг друга, назывался майя
ах куч хааб — “носитель года” ‹...›
Финальные дни тунов, катунов и бактунов также имели значение для обоснования жрецами своих пророчеств.
Самым важным был день, на который падал конец катуна и по которому он назывался;
этот день обязательно был Ахав, и его числительное менялось по нисходящей линии
(13, 11, 9, 7, 5, 3, 1, 12, 10, 8, 6, 2, 13, 11 и т. д.).
Книги “Чилам-Балам” дают нам серию двадцатилетий с соответствующими предсказаниями,
которые не всегда понятны, так как они выражены языком метафор, часто употреблявшимся жрецами.
Помимо нескольких благоприятных катунов, большая их часть провозглашала несчастья:
засухи, эпидемии, нищету, войны, плотский грех, бесчестье и т. д.


Видите, как всё не просто. Шестерёнок вовсе и не две.

Напоследок, для сравнения, советы египетских жрецов в изложении И.А. Климишина:

В большинстве случаев месяцы посвящены тем или другим богам:
Тот — одноименному богу Луны, “владыке истины”, Атир — богине Хатор и т. д.
Месяц Пайни посвящен “празднику долины”, а Месори — “рождению Солнца”.
В зависимости от того что произошло с богами в этот или другой день месяца,
день мог быть “счастливым” или же, наоборот, “плохим”. Перечень (календарь) счастливых и несчастливых дней
был составлен в годы правления фараона Рамсеса II (XIX династия: 1314—1200 гг. до н. э.).
Вот некоторые выдержки из так называемого “Папируса Салье IV”:
„День пятый месяца Фаофи — очень опасный день. Ни под каким видом не выходи в этот день из дома.
Не приближайся ни к какой женщине. В этот день свершились все дела в присутствии бога ‹...›
Всякий рожденный в этот день погибнет, предаваясь любви”.
„День шестой месяца Фаофи. Необычайно счастливый день. День праздника Ра в небе ‹...›
Всякий рожденный в этот день умрет от опьянения”.
„День девятый месяца Фаофи. Чрезвычайно счастливый день. Боги торжествуют, предаваясь радости ‹...›
Тот, кто родился в этот день, умрет от старости”.
„День семнадцатый месяца Тиби. Очень несчастливый день. Не купайся в этот день ни в какой воде ‹...›
Всякий, кто приблизится в тот день к женщине, почувствует дурноту и будет поражен болезнью”.


Все такие занятые. Всем некогда. А что если и вправду скоро Конец Света?
Тогда куда спешить? Лучше о своей грешной душе подумать. Она же бессмертна.
Это вам скажет и православный батюшка, и раввин, и мулла, и бритоголовый советчик не купаться
в день семнадцатый месяца Тиби, и жрец майя с волосами в колтунах спёкшейся крови до колен, большой любитель человечинки под томатно-перечным соусом.

Поэтому я, например, пошёл искать в Сети подробности “Околосуточного циркадианного”.


Близкое далёкое


Вся история науки свидетельствует о том, что связи,
о которых ранее не подозревали, или которые считались далёкими,
в последующем раскрывались как самые важные и определяющие,
а те связи, что выглядели близкими и непосредственными,
оказывались либо частным случаем,
либо попросту несуществующими в действительности.

Андриевский А.Н. Мои ночные беседы с Хлебниковым (не издано)


Doctor John, 2002Ближе всех к разгадке священного календаря майя подошёл,
как уже было сказано,
ведущий научный сотрудник Крымской астрофизической обсерватории Б.М. Владимирский
(не путать с проф. Б.М. Владимирским из Ростова-на-Дону, нейрокибернетиком).

Регламентация самых различных сторон жизни,
осуществляемая календарной системой,
была в прошлом гораздо жёстче.
Именно поэтому древние календари, как правило,
лишены арифметической простоты и представляются нам неоправданно сложными. Такие усложнения, однако,
вполне целесообразны, если учесть, что для древних критерием совершенства календарных систем
была их согласованность не только с сезонами года, но и со многими другими ритмами биосферы.
Даже в хорошо разработанной единой календарной системе провести такое согласование очень сложно.
Решение этой задачи достигалось нередко иным путем — применением одновременно нескольких календарей,
действующих параллельно. Например, в древнем Китае, помимо бытового 60-летнего календаря,
действовал еще “обычный” лунно-солнечный календарь и сезонный сельскохозяйственный календарь.

Другой пример календарной системы, где признаки учета важных биологических ритмов
видны “невооруженным глазом” — счет времени у древних майя,
наиболее развитой цивилизации доколумбовой Америки.
Считается, что города-государства майя (юг Мексики, части территории Гватемалы и Гондураса)
пережили пору наивысшего расцвета во II-Х вв. н. э.
Установлено, что майя использовали, как и древние китайцы, одновременно несколько календарных систем,
связанных друг с другом при помощи целой совокупности циклов.
Далеко не все в этих календарях ясно, но не подлежит сомнению, что сельское хозяйство майя
регулировалось “обычным” солнечным календарем, где число дней в году составляло 365
(так называемый “хааб”). Кроме того, применялся еще годовой интервал в 360 дней (“тун”),
состоящий из 18 двадцатидневных месяцев, использовался еще лунный календарь
и особый ритуальный календарь с очень коротким “годом” в 260 дней (“цолькин”).
Именно в этом календаре фигурирует 13-дневная “неделя” — столь же, казалось бы, нелепая единица счета,
как и наша европейская семидневка.
Если ничего не знать об околонедельной (около двухнедельной) биологической ритмике,
понять появление этих странных периодов в календарях решительно невозможно
[выделено мной. — В.М.].

Археологические открытия последних десятилетий позволяют непосредственно наблюдать начальные стадии
создания подобных календарных систем.
Многие предметы, извлекаемые из земли на месте стоянок первобытного человека,
украшены орнаментом, обычно очень несложным.
Суть важного открытия, о котором теперь пойдет речь, состоит в том,
что во многих случаях такие орнаменты представляют собой на самом деле календарные знаковые системы, где фигурируют известные природные циклы — 7 суток, месяц, 280 суток (длительность цикла беременности).
Найдены и самые настоящие календари.
Возможно, наиболее замечателен из таких находок так называемый
Ачинский жезл из бивня мамонта.
Он был найден в 1972 г. на месте одного из древнейших в Сибири
поселении палеолита в окрестностях г. Ачинска в раскопках,
проводимых под руководством В.Е. Ларичева.
Возраст поселения оценивается в 18 тыс. лет.
Жезл представляет собой фаллической формы стержень,
покрытый спиральным узором из миниатюрных лунок.
Лунки продавливались, видимо, специальными кремневыми “штампами”
очень близко друг от друга. На первый взгляд, узор не имеет какого-либо смысла, кроме чисто “орнаментального”. Однако подсчеты лунок (всего 1065) не оставляют сомнений в том, что жезл представляет собой знаковую систему. Для этого же региона и близкого времени имеются и другие находки столь же, видимо, сложных астрономических пиктограмм.
Очень интересный пример — ожерелье с подвесками
из палеолитического же погребения близ с. Мальты (80 км от Иркутска).
Погребение было открыто в 1929 г. М.М. Герасимовым
(известным впоследствии скульптором-антропологом, разработавшим
методику восстановления лица по черепу).
Его радиоуглеродный возраст 14750 ± 120 лет (он, между прочим, очень близок к возрасту палеолитических обитателей пещеры Альтамиры с ее знаменитыми фресками).
Захоронение было сделано, судя по всему, прямо в жилище, в каменном ящике, напоминающем дольмен.
Был похоронен младенец 3-4 лет.
Труп при захоронении обильно посыпали красной охрой и снабдили богатейшим инвентарем,
среди которого ожерелье с подвесками и поясная бляха,
как сейчас уже понятно, являются счетными системами.
Ребенок, вероятно, был так роскошно похоронен в жилище по той причине,
что у него была необычная аномалия — второй ряд зубов.
Наличие патологии, как следует из этнографических данных, делало ребенка
носителем особой “силы” и, следовательно, желанным духом-покровителем после смерти.
Таким образом, упомянутые ожерелье и бляха были вещами, видимо, незаурядными. Спустя полвека они были подробно изучены. После подсчета орнаментальных знаков в них был обнаружен “календарный блок” длительностью 273 дня, близкий циклу созревания человеческого плода (блок той же длительности фигурирует и в “Ачинском жезле”).

Случайно ли, что это число отличается от “короткого года” майя ровно на одну неделю этого календаря 260 + 13?
Нет сомнений, в “орнаменте” закодирован лунно-солнечный календарь, который, возможно, включал в себя и счет времени по движению планет.
Почему, в самом деле, общее число бусин составляет точно 120 (дважды 60)?


Протомайя, как известно, пришли в Новый Свет через Берингию из Азии. Альберто Рус:

майя имели и всё ещё имеют такие специфические черты, как узкий нос,
складка эпикантуса (закрывающая внутренний угол глаза) и монгольское пятно у основания позвоночника.
Две последние черты характерны для азиатского населения, конкретно монгольского.
На Юкатане часто встречаются и широко поставленные глаза — другое наследие дальнего азиатского прошлого
коренных американских народов. Примечательна и относительная длина рук в сравнение с ростом.
Так, у майя более длинные руки, чем у других мезоамериканских групп.


Поиски в Сети дали подробности:

1. У казахов и у японцев в младенческом возрасте есть так называемое "монгольское пятно".
Оно представляет собой неправильной формы округлый кожный очаг,
окрашенный в голубоватый или или коричневатый цвет,
до 5-6 мм в диаметре, расположенный исключительно в пояснично-крестцовой области.
"Монгольское пятно" является почти всегда врождённым образованием,
и у большинства пациентов бесследно исчезает в детские годы.
Развития меланомы на месте "монгольского пятна" не наблюдается.
2. Монгольское пятно — врожденное серовато-синее пятно на коже поясничной и крестцовой области.
Напоминает синяк; к 3-4 годам обычно исчезает.


Б.М. Владимирский 13-дневную неделю майя
предусмотрительно взял в кавычки.
Ещё бы! Это самая настоящая “деля”, без “не”.
Числобоги по очереди правят в дни с названиями Ветер, Дождь, Маис, Змея, Охота, Вода, Собака, Ягуар и пр.
Вот, кстати, один из этих “дней дели” собственной персоной.

Загадочна утрата календарём азиатских охотников одного околодвухнедельного цикла, —
ровно одной череды правления 13 богов Небес, как уточнили бы майя.
Не были же, в самом деле, эти убийцы мамонтов и шерстистых носорогов
сплошь уродами с лишним пальцем на одной из конечностей,
по пришествии в Мексику утратившими этот рудимент:
273 = 21·13, а потом 260 = 20·13.
Счёт-то в гватемальской глубинке до сих пор ведётся по 20-пальцевой системе счисления,
как и на первородине, в Азии.
С другой стороны, двойной ряд зубов у носителя 267-луночного блока…
А может быть, потому и “-луночного”, что всё дело в Луне?

Поэтому вернёмся к ключам от неё, дав напоследок слово тому же Б.М. Владимирскому:

(цит. по: Владимирский Б.М., Темурьянц Н.А., Мартынюк В.С. Космическая погода и наша жизнь. — Фрязино: «Век 2», 2004. Глава 6. «Влияют ли на биосферу другие тела Солнечной системы и дальний космос?»)

‹...› Отвечая на этот вопрос, следует, прежде всего, обратиться к влиянию Луны — ближайшего к нам космического тела.
Общеизвестно, что Луна вызывает океанские приливы и приливные деформации планеты в целом. В тех географических регионах,
где приливы-отливы наблюдаются, соответствующие экологические изменения громадны. В этом смысле Луна — в соответствующих зонах — определяет биологическую ритмику всех прибрежных организмов. Но нас здесь интересует не этот частный случай. Влияет ли Луна на биологические процессы глобально — в глубине материков или в горах? В закрытых помещениях лабораторий, расположенных, скажем, в Европе? Многие, не очень задумываясь, отвечают на эти вопросы положительно. С историко-философской точки зрения это естественно и понятно: сейчас установлено, что сама первичная идея — образ периодичности, архетип ритма, возник у человечества в связи с наблюдениями Луны. Но вот что странно: если исследовать “лунную” ритмику с использованием длительных рядов биологических наблюдений, лунный период фаз 29,53 суток оказывается неустойчивым, он постоянно “сбивается”. Если в какие-нибудь годы летом он обнаруживается, то в зимний период “исчезает”. Уже давно было высказано подозрение, что на самом деле такая неустойчивость обусловлена наличием в биологических показателях уже знакомого читателю солнечного ритма (семейство периодов 26-30 суток). Когда солнечные структуры в какой-то интервал времени вращаются с периодом, близким периоду смены лунных фаз, собственно лунный период точно совпадает с солнечным. Тогда движение Луны “маркирует” солнечную ритмику. Возникает впечатление, что на показатели жизнедеятельности влияет Луна. Но когда такая согласованность нарушается, влияние Луны не обнаруживается. Исследования последних лет, в общем, полностью подтверждают эту картину. Поэтому “селеномедицина”, изучающая якобы зависимость от Луны хода развития заболеваний, на самом деле, реально, сводится к уже знакомой читателю гелиобиологии. С таким выводом хорошо согласуются итоги поисков физического агента, с помощью которого Луна могла бы непосредственно влиять на биологические процессы. Оказалось, что возмущение Луной электромагнитных полей, акустических шумов, метеорологических переменных и других экологических параметров, рассмотренных в предыдущих главах, много меньше тех же вариаций солнечного происхождения. В большинстве случаев их вообще не удается обнаружить. Невозможность определить глобальный экологический параметр, с помощью которого Луна могла бы прямо влиять на здоровый или больной организм, придало некоторую популярность идее о гравитационных “влияниях” Луны. Предположение это совершенно несостоятельно. Читатель сам сразу же придет к такому выводу, если примет во внимание следующие хорошо известные данные биофизики:

1. В эксперименте изменения силы тяжести оказывают влияние на биологические процессы, если эти изменения соответствуют относительной величине более 0,01%. Но изменения силы тяжести при приливе в 300 раз меньше. Они такие же, как при подъеме на 10-й этаж или при перемещении по горизонтали на сотни метров — от одной микрогравитационной аномалии к другой!

2. Биологические гравирецепторы, подобно физическим датчикам, не могут отличить в принципе изменения силы тяжести от изменений ускорения динамического происхождения (скажем, торможения). Такие ускорения—торможения, очень малые конечно, для человеческого организма неизбежно сопровождают нормальную жизнедеятельность. Чтобы упомянутые рецепторы могли бы развить чувствительность для индикации приливных изменений силы тяжести, необходимо было бы остановить дыхание и сердцебиение!

Биологическое действие приливных изменений силы тяжести — предположение, не выдерживающее критики, и должно быть отброшено. Итак, влияние Луны на экологические условия ограничено известными прибрежными районами. Глобальная ритмика с периодом около месяца имеет в основном солнечное происхождение. В некоторые интервалы времени лунные фазы могут довольно точно отмечать определенные фазы этой ритмики. Но эта связь не является причиной, это просто синхронно протекающие явления. В солнечной системе, как это будет видно из дальнейшего изложения, подобные синхронно протекающие явления — дело обычное.

Милые бранятся — только тешатся. Нам-то что?
Мы — потребители правильных выводов даже из ложных посылок.
Главное, чтобы все эти Тi работали, а не оставались медвежьей цыфирью.
Поживём — увидим.

Философ Виталий Аверьянов шёпотом сказал о Велимире Хлебникове лучше всех:
«Хлебников весь в позавчера и послезавтра».
Наши потуги перекряхтеть его, побрякивая «Ключами от Луны»
и гремя шестерёнками священного календаря майя, просто смешны.
Шум только у невежды вызывает представление о силе. Проницательный читатель давно всё понял.
И про доклеточный уровень, и про надклеточный уровень.
Прощай, проницательный всезнайка. До свидания, любознательный друг мой.
До скорой встречи на страничках «Велимир Хлебников и древние майя»
и «Велимир Хлебников и Михаил Анчаров».

9.10.05
Заглавное изображение заимствовано:
Auke de Vries (b. 1937 in Dutch).
Gelandet (Landed).
2001–2002. Bemalter Stahl.
Detail of Debis Tower structure at the Potsdamer Platz in Berlin, Germany.
http://www.flickr.com/photos/polbar42/3599309051/

     содержание раздела на Главную