Н.И. Харджиев





     Николай Иванович Харджиев родился в Каховке в 1903 году. Закончил юридический факультет Одесского университета (1925). Константин Паустовский подметил у юного правоведа задатки, обернувшиеся заморочками Харджиева-авангардолога:

     Кроме писателей, в «Моряке» работали два корректора — Подбельский и Харито. Оба они были студентами Одесского университета.
     Подбельский был томный и картавый юноша. Он ходил преимущественно босиком и в дырявой шинели. В холодные зимние дни он носил облезлое, но все еще пышное дамское боа.
     Он любил возвышенные разговоры и считал себя знатоком литературы.
     Харито был грек родом с острова Митилены, где его отец до войны издавал греческую либеральную газету. Харито тоже считал себя знатоком литературы. Оба знатока презирали друг друга и обменивались язвительными замечаниями по тонким и спорным вопросам поэзии и прозы.
     Когда умер Александр Блок, Харито объявил траур и два дня не выходил из своей комнаты, заваленной книгами. Из книг он сложил лежанку, покрыл её старым ковром и спал на ней. Брошенная кровать стояла рядом.
     В свою комнату Харито никого не пускал, чтобы сберечь книги от разграбления. Ложе из книг он устроил для того, чтобы скрыть их от “любителей литературы”.
Повесть «Чёрное море», 1936 г.

     В 1928 году Харджиев переехал в Москву, где вскоре стал известен в кругах авангардных художников и поэтов как своеобразный летописец этого движения.
     В начале 30-х годов он приступил к созданию “Истории русского авангарда”. После того как “формализм” был официально осужден, Харджиев свел к минимуму свои контакты с внешним миром, но продолжал собирать и изучать материалы о русском авангарде.
     Изредка ему всё-таки удавалось публиковать свои исследования. Например, в 1940 году он подготовил сборник неопубликованных произведений Хлебникова. Будучи крупнейшим знатоком творчества Маяковского, Харджиев принимал активное участие в подготовке собрания сочинений поэта. Во время оттепели Харджиев как куратор музея Маяковского в Москве организовал серию выставок художников-авангардистов. Это было началом международной славы русского авангарда. За рубежом Харджиев считался лучшим знатоком этого течения.
     Харджиев обладал талантом выживать в любых условиях. Он был исключительно подозрителен и недоверчив. О его архиве и коллекции ходили легенды, но никто никогда не видел их полностью. Квартиру Харджиева посещал очень ограниченный круг людей. На его двери мелом было написано: „Прошу не беспокоить”.
     Харджиев не был коллекционером — он был исследователем. Архив и коллекция были нужны ему как рабочий инструмент. Он никогда не покупал у художников их произведений: они сами дарили свои лучшие работы человеку, который понимал их творчество как никто другой.
     Осенью 1992 г. при содействии Виллема Вестстейна из Института славистики Амстердамского университета Харджиев начал готовить свой архив к нелегальному вывозу, а через год покинул Россию. Целиком своё уникальное собрание он больше никогда не увидел: часть архива была задержана таможней, а наиболее ценное из вывезенного — разграблено.
     Осенью 1995 г. при загадочных обстоятельствах погибает жена Харджиева, а в июне 1996 года прекращается земное существование его самого.

По материалам http://www.stengazeta.net/article.for.printing.html?id=3836


Николай Иванович Харджиев на ka2.ru

Маяковский и Хлебников
Статьи о Хлебникове
К столетию со дня рождения Давида Бурлюка (1882–1967). Материалы и комментарии
„Весёлый год” Маяковского



Корабль из чужих досок
Ливерпульская четвёрка


на Главную